На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ТопИстория

34 подписчика

Серторианская война

Серторианская война
Воин армии Сертория и лузитанский воин на современной реконструкции Pinto и Shumate

В предыдущей статье было рассказано о происхождении Квинта Сертория, начале его военной службы, участии в Союзнической войне и в гражданских войнах.

В самый напряжённый момент Второй гражданской войны Серторий фактически был отправлен в почетное изгнание – назначен проконсулом Ближней Испании – «воинственной провинции, чьей неверности опасались марианцы». Сулла в конечном итоге одержал победу в гражданской войне, а Сертория, которому уже не суждено было вернуться ни в Рим, ни в Италию, ожидала великая слава и смерть от руки предателя. Но не будем забегать вперёд и продолжим наш рассказ.

Первые победы в Испании


Как мы помним, в Испанию находившийся в Мавритании Серторий был приглашен представителями племени лузитанов, которым требовался хороший полководец для войны с Римом. Объединившись с лузитанами, Серторий вначале разбил войска наместника Дальней Испании Луция Фуфидия, затем – сулланского проконсула Ближней Испании Марка Домиция Кальвина. Но это было лишь начало войны.

Между тем большой проблемой Сертория была недисциплинированность его испанских союзников. Им часто приходилось не приказывать, а объяснять целесообразность распоряжений. Однажды, когда лузитаны вопреки его мнению напали на римскую армию и потерпели поражение, Серторий разыграл перед своим войском целый спектакль. Он приказал вывести двух коней – большого и сильного вел хилый человек, слабого – здоровяк. По приказу Сертория «богатырь» попытался вырвать сразу весь хвост слабому коню, «доходяга» же стал вырывать по одному волоску из хвоста сильного коня.

Результат был вполне ожидаем: в отличие от «слабака», здоровяк не справился со своей задачей. Так Серторий убедил лузитанов, что не стоит стремиться вступать с римлянами в большие сражения – легче разбивать их армии по частям. Об этом эпизоде сообщают Плутарх, Фронтин, некоторые другие авторы.


Ганс Гольбейн-Младший. Эпизод с двумя конями

Помимо рациональных методов, Серторий использовал и мистические. Всем была известна его знаменитая белая лань – животное, считавшееся на Пиренейском полуострове священным. Эту лань ещё олененком принес ему некий Спан, и Серторий перед всеми объявил ее «даром Дианы». Плутарх сообщает:

«Если он (Серторий) получал тайное извещение, что враги напали на какую-либо часть его страны или побуждали отложиться какой-либо город, он притворялся, что это открыла ему во сне лань, наказывая держать войска в боевой готовности. И точно так же, если Серторий получал известие о победе кого-нибудь из своих полководцев, он никому не сообщал о приходе гонца, а выводил лань, украшенную венками в знак добрых вестей, и приказывал радоваться и приносить жертвы богам, уверяя, что скоро все узнают о каком-то счастливом событии».


Белая лань Сертория, современная иллюстрация

Умелое использование этого животного значительно повышало авторитет полководца.

Квинт Серторий против Метелла Пия


Историки полагают, что поначалу силы Сертория не превышали 8 тысяч человек. Тем не менее он действовал настолько успешно, что Сулла вынужден был отправить против него одного из самых опытных римских полководцев того времени – Квинта Цецилия Метелла Пия.


Серебряный денарий Квинта Цецилия Метелла Пия, 81 г. до н. э.

Иногда приходится читать, что к тому времени Метелл уже был ленивым и безынициативным стариком. Однако он был лишь примерно на 6 лет старше Сертория, который считал Метелла военачальником более выдающимся, чем его собственный лучший полководец Луций Гиртулей.

Значительно уступая Метеллу в силах, Серторий избегал больших сражений, но постоянно беспокоил его войска, устраивал засады, нарушал коммуникации. В качестве примера можно привести осаду римскими войсками города Лангобриги, о которой рассказывает Плутарх. Серторию удалось организовать снабжение осажденного города водой, а наиболее боеспособных мужчин он заблаговременно вывел из него. Присоединив их к своей армии, он постоянно беспокоил римлян. После того, как Серторий разгромил шеститысячный отряд легата Аквина, который должен был доставить продовольствие для основной армии, римляне вынуждены были уйти от города.

Метеллу все же удалось вытеснить Сертория с части территории Бетики, но о разгроме речи не шло. Квестор Сертория Луций Гиртулей разгромил армию наместника Дальней Испании Домиция Кальвина, с помощью которой Метелл планировал взять территорию, контролируемую Серторием, «в клещи». А Серторий разбил легата Метелла Тория Бальба. При этом и Домиций Кальвин, и Торий Бальба пали в бою.

Впрочем, некоторые исследователи считают, что войска Кальвина и Бальбы успели соединиться и были разбиты Луцием Гиртулеем. Так или иначе, повстанцы теперь контролировали большую часть Ближней Испании.

Правда, нет сведений о том, что им удалось захватить именно римские города (colonia civium romanorum). Исключением являлась Валентия (Валенсия), однако исследователи до сих пор спорят, была ли она в то время римским городом.

Серторий, кстати, продолжил снижать налоги, собирал представителей общин, чеканил свою монету и регулярно платил племенам за поставки продовольствия и снаряжения.


Монета Квинта Сертория

Гней Помпей – новый противник Сертория



Бюст Помпея Магна, около 20 г. до н. э.

В 78 г. до н. э. в Ближнюю Испанию вошли войска проконсула Нарбоннской Галлии Луция Манлия – 3 легиона и около полутора тысяч всадников. Эта армия также была разбита Гиртулеем. Римлянам пришлось отправлять на Пиренейский полуостров ещё одну армию, которую возглавил Гней Помпей, которого Серторий называл «учеником Суллы». Перед этим Помпей и консул Катул подавили в Италии восстание другого консула – Марка Эмилия Лепида, выступившего под антисулланскими лозунгами (любопытно, что на выборах консулов Лепида поддержал именно Помпей). На Пиренеи пришли и остатки армии Лепида, которые присоединились к Серторию. Их командиром был Марк Перперна, который позже возглавит заговор против Сертория.

По наиболее достоверной версии, именно в то время Серторий, узнав о смерти матери, 7 дней не выходил из палатки и не отдавал никаких распоряжений. Соратникам с огромным трудом удалось уговорить его вернуться к делам. Некоторые полагают, что этот демарш Сертория был реакцией полководца на действия Перперны и прибывших с ним римлян, (гораздо более знатных, чем мятежный проконсул): испугав всех своим отказом от верховного командования, он сумел сохранить власть.

Но вернёмся к Помпею, которому по пути в Испанию пришлось «умиротворять» галлов, осмелевших после гибели проконсула Луция Манлия. В Испанию будущий противник Цезаря прибыл в конце 77 или начале 76 года до н. э. На территории Иберии его армия в боевые действия вступила в 76 году до н. э. На его сторону перешли некоторые племена и города, в том числе Лаврон, который немедленно был осажден Серторием. В том же году в Новом Карфагене высадились войска квестора Помпея Меммия, но они были блокированы повстанцами.

Помпей решил деблокировать Лаврон – и потерпел болезненное поражение. Серторий атаковал значительный отряд, отправившийся за продовольствием, а затем разбил и римский легион, который попытался придти на помощь фуражирам. Помпей не решился двинуть в бой основную армию, так как увидел тяжеловооруженных пехотинцев Сертория, которые заняли позиции на холмах и готовы были ударить с тыла.

В результате серторианцами был даже захвачен обоз римской армии. Лаврон был взят штурмом, и здесь произошел случай, о котором сообщает Аппиан: один из воинов изнасиловал местную жительницу, которая после этого выколола себе глаза. Узнавший об этом Серторий приказал казнить всю когорту, в которой служил насильник – несмотря на то, что она состояла из римских граждан.

Полагают, что это были солдаты, пришедшие с Перперной: Серторий таким образом «ставил их на место» и показывал, что будет требовать строжайшей дисциплины и безусловного подчинения.

Некоторые современные исследователи считают, что речь в данном случае все же идет не о поголовном истреблении когорты, а о децимации – казни каждого десятого воина. Но и это было экстраординарным и очень тяжёлым наказанием. А Помпей вынужден был отступить к Пиренеям. Это поражение сильно подорвало его авторитет, и о Помпее теперь говорили, что он «разве что только не грелся у пламени, пожиравшего союзный город, но на помощь не пришел».

Серторий же перенес боевые действия в Кельтиберию, захватив там стратегически важный город Контребию Лузонскую. После этого он собрал в Кастра Элиа представителей поддерживавших его общин, где рассказал им о своих успехах и поблагодарил за оказанную помощь. Воинам было выдано новое оружие и выплачено жалованье.

Продолжение войны


Весной 75 г. до н. э. Серторий отправился в успешный поход против племен беронов и автриконов. Однако Помпей в это время перевёл свою армию через реку Ибер и двинулся на Валентию, захватив, по некоторым данным, город Сагунт. У Валентии он разбил войска Перперны и другого серторианского военачальника – Геренния, который погиб в бою. Валентия была захвачена и разрушена.

Получив известия об этой катастрофе, Серторий повел свою армию к морю. Соединив свои войска с частями Перперны, он вступил в бой с Помпеем. Фланг, которым командовал Помпей, был опрокинут, получивший ранение римский полководец бежал, его конь с золотыми фалерами и драгоценной сбруей стал добычей кавалеристов Сертория.

Но на другом фланге повстанцев успешно атаковал римский военачальник Афраний (будущий проконсул Ближней Испании) – воины Афрания даже ворвались в лагерь и стали его грабить, но были отброшены в ходе контратаки, которую возглавил Серторий. Одержать окончательную победу Серторий не смог, потому что пришло известие о приближении войск Метелла.

Плутарх утверждает, что Серторий тогда сказал:

«Когда бы не эта старуха, я бы отстегал мальчишку и отослал его в Рим».

Метелл разгромил армию Гиртулея, который вступил в бой, нарушив приказ главнокомандующего. Теперь Серторий должен был отойти от восточного побережья Средиземного моря вглубь страны – иначе его войска оказались бы между двумя римскими армиями.

Он отправился в земли племени кельтиберов, следом за ним двинулись армии римских проконсулов. Не удержавшись в Кельтиберии Ближней, повстанцы отошли к Сегонтии (Дальняя Кельтиберия, территория лояльных к Серторию ареваков). Одержав победу при Сукроне, Серторий, согласно сообщению Плутарха, вступил в переговоры, предлагая прекратить борьбу при условии разрешения вернуться в Италию. Однако это предложение не было принято, и у Сегонтии противостоящие армии вступили в новое сражение.

Вначале Серторий разбил Помпея, который потерял в этом бою своего зятя. Но Метелл против Перперны действовал гораздо более успешно. Затем в бой с Метеллом вступил и Серторий, римский полководец был ранен, однако победа осталась за его армией.

Серторий же вынужден был отступить в горную крепость Клуния, взять которую римляне так и не смогли. Часть армии Сертория действовала в горах, где получила значительные подкрепления. Узнав об этом, вождь повстанцев организовал прорыв вражеских линий, выйдя на оперативный простор. Теперь он развернул против римлян партизанскую войну, что вынудило проконсулов отвести войска на зимние квартиры: Метелл отправился в Нарбоннскую Галлию, Помпей остался на территории Испании – в землях племени ваккеев.

Многие прежние союзники Сертория признали власть Рима, но племена ареваков, васконов, ваккеев и лузитанов были полны решимости продолжить борьбу. Появились перебежчики среди италиков и римлян, но большинство из них все же сохраняло верность своему полководцу. Однако Серторий им уже не доверял, и его охрана теперь состояла из воинов местных племен.

В этих условиях Серторий пошел на союз с понтийский царем Митридатом VI Эвпатором, послы которого прибыли в Испанию. В обмен на денежные суммы и корабли, Серторий отправил Митридату некоторое количество своих офицеров, которые должны были стать «военными советниками» и инструкторами. Кроме того, он соглашался уступить Митридату то, чем не обладал – Вифинию, Каппадокию, Галатию и Пафлагонию, некоторые говорят, что ещё и римскую провинцию Азия.

Митридат понимал, что признание Серторием его права на эти территории не значит почти ничего, однако, чем успешнее будет воевать этот мятежный проконсул, тем больше сил и средств Римской республике придется выделять для борьбы с ним.

Но дошло ли дело до оказания реальной помощи? Общего мнения по этому поводу не было даже у римских авторов. Поэтому можно сделать вывод, что если помощь и была, то, видимо, не слишком значительная.

Боевые действия возобновились весной 74 г. до н. э. и протекали с переменным успехом. Решающего перевеса не получила ни одна из сторон, однако Метелл все же объявил о своей победе, и воины провозгласили его императором. На этот раз с наступлением зимы в Гарбоннскую Галлию ушел Помпей, а Метелл расположил свои войска в Испании Дальней.

Весной 73 г. до н. э. война возобновилась. Сенатские проконсулы теснили повстанцев, но разбить их не могли. Серторий продолжал контролировать Лузитанию, Дальнюю Кельтиберию, территорию племен северных ваккеев, илергетов и васконов. Ему принадлежали города Оска, Клуния, Дианий, Термесс, Паллантия, Калагуррис и Уксаму.

Некоторые авторы сообщают о том, что характер Сертория в это время изменился в худшую сторону. Полководец стал подозрительным и проявлял деспотические черты, незаметные ранее.

Убийство Сертория


Как мы помним, в армии повстанцев нарастали трения между италиками и римлянами и местными уроженцами. Причем Серторий уже не доверял римлянам, особенно после того, как в 73 г. до н. э. был раскрыт направленный против него заговор. Заговорщиков казнили, но уцелел Перперна, который, опасаясь стать жертвой новой расправы, решил действовать на опережение. Серторий был приглашен им на пир и убит.


У. Вагнер. «Убийство Серториуса»

Диодор и Аппиан полагали, что главной причиной возникновения заговора и убийства стало тираническое поведение Сертория. Плутарх же утверждал, что дело было во властолюбии и честолюбии Перперны, который не мог смириться с тем, что он, потомок знатного римского рода, вынужден подчиняться какому-то выходцу из провинциальной Нурсии. Впрочем, эти версии, пожалуй, не исключают, а взаимодополняют друг друга.

По свидетельству многих авторов, солдаты были возмущены убийством своего полководца, но Перперне удалось восстановить порядок. Ещё сильнее было возмущение испанских союзников, некоторые племена даже перешли тогда на сторону полководцев сената.

Характерна и реакция Метелла, который, узнав о смерти Сертория, отвёл свои войска, полагая, что с повстанцами теперь справится и один Помпей. Так все и произошло: армия Перперны попала в засаду и была полностью разгромлена. Взятый в плен Перперна обещал выдать переписку Сертория со знатными гражданами Рима, но Помпей приказал казнить его, а все документы, не читая, сжёг. В Риме этот его поступок вызвал всеобщее одобрение.

Вскоре после этого все основные очаги сопротивления в Испании были подавлены, но отдельные племена продолжали сопротивление до конца 70 г. до н. э. С ними сражался уже Афраний, сменивший Помпея на должности проконсула Ближней Испании. До 71 года с лузитанами воевал Метелл. А Помпей в 72 году до н. э. со своей армией вернулся в Италию, где успел принять участие в разгроме последних отрядов армии погибшего Спартака. Разбив один из них, численностью около 6 тысяч человек, он без «ложной скромности» написал в сенат:

«В открытом бою беглых рабов победил Красс, я же уничтожил самый корень войны».
Автор:
Рыжов В. А.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх