На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ТопИстория

34 подписчика

Неизвестная война: жаркое лето 1918 года

Неизвестная война: жаркое лето 1918 года
Кадр из кинофильма «Шестое июля»(1968). Части латышских стрелков в 5:10 часов 7 июля утра входят в Москву для подавления левоэсеровского мятежа

Среди зноя и пыли
Мы с Буденным ходили
На рысях на большие дела.
По курганам горбатым,
По речным перекатам
Наша громкая слава прошла.

А. А. Сурков «Конармейская песня»

Неизвестные войны. Лето 1918 года по-настоящему было жарким. Советская Россия оказалась в кольце фронтов, да и внутри «осажденной крепости» было не все в порядке.

Крестьяне поделили землю, и… середнякам было больше уже ничего не надо. Бедняки оказались во всем зависимы от государства, а кулакам запретили обрабатывать землю наемным трудом, и за что же им было любить новую власть? Левые эсэры были недовольны Брестским миром. Анархисты были недовольны вообще всем. На юге действовали казаки Краснова, на западе – немцы и австрийцы, на востоке – восставшие чехи и армия Комуча.

Одним словом, положение было очень тяжелым. Сегодня мы посмотрим, что же писала газета «Известия» о событиях того «жаркого лета»…


Сообщение о начале работы 5-го съезда

Начнем с того, что 5 июля начался Всероссийский съезд Советов. Появление на трибуне В. И. Ленина делегаты встретили овацией!


Ленин на трибуне. Все встают и хлопают. А левые эсеры сидят…

Мнения на съезде высказывались весьма остро. Но… свобода их высказывания была. Все-таки высказывали их известные на всю страну революционеры, прошедшие и царские тюрьмы, и каторгу. Более того, 5 июля левоэсеровская фракция (352 человека) на съезде выразила недоверие Советскому правительству.


Сообщение о покушении на германского посла графа Мирбаха


Хроника мятежа


Попытка ареста Подбельского не удалась…

В целом, как это явствует из сообщений в «Известиях», выступление левых эсеров было плохо организовано. То есть выступить-то они выступили, причем умно выбрали время (латышские стрелки в это время праздновали Янов день, и в Москве их не было). Но вот затем все дело застопорилось.

По Кремлю постреляли, но даже не удосужились арестовать находившееся в нем Советское правительство. А при первых же артиллерийских залпах батареи латыша Э. П. Берзина по штабу отряда Д. И. Попова начали разбегаться кто куда. Не ожидали, что артиллерия большевиков будет бить по своим, поскольку в их штабе находились арестованные большевики.

А большевики не побоялись такой возможности и своего добились. Троцкий, правда, на V съезде Советов позднее заявил, что штаб отряда Попова артиллерия обстреляла «с исключительной меткостью».

Кроме того, 450 делегатов съезда были тут же арестованы, а некоторые активные участники мятежа, среди которых был и заместитель председателя ВЧК В. Александрович, и ещё 12 сотрудников ВЧК из отряда Попова, по постановлению ВЧК расстреляли уже на следующий же день, 8 июля.


Ликвидация мятежа левых эсеров


Попытки спастись бегством…

Однако в целом левых эсеров наказали неожиданно мягко: их лидера Марию Спиридонову осудили на год лишения свободы, причем в апреле 1919 года её соратники похитили её из тюрьмы.

Главные фигуранты в ликвидации Мирбаха, Блюмкин и Андреев, смогли сбежать на Украину и были приговорены всего лишь к трём годам тюрьмы (заочно). Андреев вскоре умер на Украине от тифа, а вот Яков Блюмкин (о нем и его более чем интересной судьбе на ВО была большая статья) в мае 1919 «раскаялся» и был вновь принят в ряды Коммунистической партии. А потом даже служил в охране Троцкого, и тот ничуть не боялся, что его охраняет бывший эсер.


Эсеровские мятежи прокатились по всей стране!

Очередной мятеж 10–11 июля уже в Симбирске поднял командующий Восточным фронтом Красной Армии левый эсер М. А. Муравьёв.

Он заявил, что «защищая власть Советов, я от имени армий Восточного фронта разрываю позор Брест-Литовского мирного договора и объявляю войну Германии… всех своих друзей и бывших сподвижников наших славных походов… призываю под свои знамёна для кровавой последней борьбы с авангардом мирового империализма – германцами. Долой позорный Брест-Литовский мир! Да здравствует всеобщее восстание!» Понятно, что такие лозунги мало кто поддержал.

А вот обращение Ленина и Троцкого впечатление произвело: «Бывший главнокомандующий на чехословацком фронте, левый эсер Муравьёв, объявляется изменником и врагом народа. Всякий честный гражданин обязан его застрелить на месте».

«Застрелить на месте»! Круто, что и говорить! В итоге Муравьев не стал ждать, пока кто-нибудь его застрелит, и благоразумно застрелился сам.


Но авантюра Муравьева как быстро началась, так быстро и закончилась!

Впрочем, не слишком повезло и тому, кто непосредственно подавлял мятеж левых эсеров в Москве – И. И. Вацетису. Он недолюбливал Троцкого и в 1935 году заявил, что весь мятеж всего лишь его «инсценировка». Но даже такое «разоблачение» Вацетиса ему жизнь не продлило. В ноябре 1937 года его арестовали по обвинению в участии в «латышской фашистской шпионско-террористической организации в РККА», которая готовила «контрреволюционный переворот». В июле 1938 года он был расстрелян. Так что пусть и через 20 лет, но пуля его все-таки нашла.

Впрочем, «Известия» публиковали и множество других материалов, из которых вырисовывается исключительно трудная ситуация для страны во всех отношениях.


Продолжали публиковаться материалы о зверствах белых…


Публиковались и угрозы белых в адрес красных…


Были и совсем интересные сообщения о раскрытых агентах царской охранки, которых ни в коем случае нельзя было принимать на работу в советские учреждения!


Пришлось наконец-то сообщить и о расстреле царя Николая…

Интересно, что сразу же после этого сообщения «Известия» начали печатать выдержки из дневников Николая Второго, из чтения которых становилось видно, какой это был негосударственный и недалекий человек. Конечно, были опубликованы не все дневники, а лишь их отдельные избранные места. Но впечатление, что царь у нас был «пустышкой», получить явно удалось.


Очень большими были проблемы с продовольствием… Правда, летом подешевела клубника!

А ещё в это же самое время печально знаменитый грипп «испанка» начал свое победоносное шествие по планете. С такой пандемией после средневековой «черной смерти» цивилизованный мир ещё не сталкивался!


«Испанка» в Швейцарии


«Испанка» в Финляндии


«Испанка» и холера на Украине

«Испанка» в это время свирепствовать ещё не начала, но пандемия уже стартовала. Особенно тяжелой была осень и зима 1918 года. Тогда был болен поголовно весь английский флот в Скапа-Флоу, да и германский, интернированный там же, выглядел не лучше. То есть, понятно, что не флот, а его матросы. По кубрикам сплошной кашель… На некоторых кораблях не осталось здоровых вообще!

Кстати, интересная тема для дальнейшего исследования. Но это надо специальную литературу читать, и одним наскоком такое не напишешь.

Ну и о том, как распространялась болезнь у нас. Это тоже интересно. Но дело это касается истории эпидемиологии.


А ещё совершенно массовым заболеванием стал… сифилис, объявления о лечении которого буквально заполонили соответствующие разделы газеты!

Причем интересно, что с сифилисом тогда служили в армии. Приходилось читать о каком-то конном подразделении, которое так и называлось «Конный отряд сифилитиков», только вот у кого он был – у белых или у красных, в памяти не удержалось.


Встречались и вот такие объявления. Очень жалко, что ни одной такой брошюры мне в руки ни разу не попадалось. Видно, бумага была очень уж плохая, и все они попросту рассыпались от времени!

А впереди были осень и зима. Когда стали требоваться ещё и дрова, а хлеб, как и раньше, оставался очень серьезной проблемой. Впрочем, с газетными материалами «Известий», опубликованными осенью 1918 года, мы познакомимся в следующий раз.

Продолжение следует…
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх