На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ТопИстория

34 подписчика

Викинг двадцатого века Ивар Крюгер

Викинг двадцатого века Ивар Крюгер

Король спичек


Познакомьтесь – Ивар Крюгер (Крёгер). Кавалер следующих наград: ордена Почетного легиона, ордена Трех звезд (высшая награда Латвийской республики), ордена Короны Румынии, ордена Белой розы Финляндии, ордена Полярной звезды (орден гражданских заслуг Швеции), ордена Вазы (орден гражданских заслуг Швеции). Почетный участник церемонии вручения нобелевских наград. Основатель мировой спичечной компании и финансовой империи, о которой писали все газеты мира в период между двумя мировыми войнами.

Ивар Крёгер родился 2 марта 1880 года на шведском берегу Балтийского моря в семье местного русского консула. В некоторой степени он наш, россиянин. Я не буду описывать детство и юность Ивара, это к теме моей статьи не относится.

Начну историю с того, что при поддержке ведущих шведских банков, связанных с группой компаний семьи Валленбергов, группой компаний Стенбек и Handelsbanken, он взял под контроль спичечный бизнес своего отца. Обманул своего пьющего дядю, чтобы тот отказался от своих интересов на рынке спичек Англии.

Когда вспышка Первой мировой войны ограничила предложение осины и химических веществ, использовавшихся в производстве шведских спичек, Крёгер нашел возможность обойти крупнейшего производителя Швеции AB Йенчепинг-Вулкан, вынудив его пойти на обратное поглощение.

Основанная Иваром в 1917 году компания Swedish Match Company (шведские спички), включавшая в себя шведские компании AB Йенчепинг-Вулкан, AB Svenska Förenade Tändsticksfabriker и компании по производству спичек в Норвегии (Bryn и Halden) и в Финляндии (Wiborgs и Kekkola).

В 1926 году Ивар Крюгер, воспользовавшись тем, что он сосредоточил в своих руках контроль над поставщиками сырья (соломки, бертолетовой соли и пр.), присоединяет к своей империи британскую спичечную компанию Bryant and May и завоевывает не только британский рынок, но и рынки британских доминионов – Австралии, Новой Зеландии, Южной Африки и Канады.

К 1930-м годам он контролировал почти 75 % мирового рынка производства спичек, ведь ему принадлежало более 200 фабрик по производству спичек в 35 странах мира.

Его господство на рынке производства и продажи спичек было незыблемым, по некоторым оценкам, он занимал третье место в мире среди самых богатых людей того времени.

Мне скажут: в этом нет ничего удивительно, ведь именно в Швеции усовершенствовали конструкцию, используя вместо ядовитого желтого фосфора более безопасный красный фосфор, который они наносили на поражающую поверхность спичечного коробка. Шведы назвали продукт «безопасными спичками». В мире же их назвали «шведскими спичками».

Шведы – выдающиеся инженеры и прекрасные рабочие с высокой культурой производства. Все это так, но для успеха (и чуда) в капиталистическом мире этого мало.

И у этого экономического чуда Ивара Крюгера, как и у всего шведского экономического чуда, есть три крестных родителя. Почему три? Так семья-то – шведская. Эти крестные родители: Первая мировая война, революция в России и Вторая мировая война.

Для человека и человечества такие крестные несут только смерть и голод, но для экономики и бизнеса – процветание и успех, при условии проживания крестных в соседних странах.

Свой самый первый капитал Ивар заработал тоже на войне. Во время англо-бурской войны Ивар вкладывает свои сбережения в строительство ресторана. Первая мировая создала новые государства на руинах старых, которые были бедны, их экономика разрушена, а к власти там пришли коррумпированные правители. Февральская буржуазно-демократическая революция в России на время устранила главных потенциальных конкурентов в Европе по производству спичек.



Рынок сам всё отрегулирует


В отличие от отечественных российских экономистов, Ивар, как настоящий бизнесмен, понимал, что девиз «рынок сам всё отрегулирует» – это для неудачников и, как бы помягче сказать, для тех, кто ничего не понимает в экономике. Ивар применил простую бизнес-схему: кредиты в обмен на монопольную торговлю спичками, их производство или поставку сырья для изготовления. Гениально, согласитесь.

Общая сумма займов Крюгера иностранным государствам в 1930 году оценивалась в 387 миллионов долларов США, что соответствует примерно 7,1–10,4 миллиарда долларов в валюте 2013 года.

А теперь весь список кредиторов и стран, в которых Ивар получил монополию:

Польша I, 1925 год: 6 миллионов долларов и Польша II, 1930 год: 32,4 миллиона долларов;
Свободное государство Данциг, 1930 год: 1 миллион долларов;
Греция I, 1926: 1 млн фунтов стерлингов и Греция II, 1931: 1 млн фунтов стерлингов;
Эквадор I, 1927: 2 миллиона долларов и Эквадор II, 1929: 1 миллион долларов;
Франция, 1927 год: 75 миллионов долларов;
Югославия, 1928 год: 22 миллиона долларов;
Королевство Венгрия, 1928 год: 36 миллионов долларов;
Германия, 1929 год: 125 миллионов долларов;
Латвия, 1928 год: 6 миллионов долларов;
Румыния, 1930 год: 30 миллионов долларов;
Литва, 1930 год: 6 миллионов долларов;
Боливия, 1930 год: 2 миллиона долларов;
Эстония, 1928: 7,6 млн шведских крон;
Гватемала, 1930 год; 2,5 миллиона долларов;
Турция, 1930 год: 10 миллионов долларов.

Одной из самых известных монополий стала Зюндваренская или Цюндваренская монополия. Немецкая монополия Зюндварена (в переводе – монополия на безопасные спички) возникла в 1929 году, когда рейхстаг Германии принял законопроект под названием Zündwarenmonopolgesetz («Закон о монополии на безопасные спички»).

Веймарская Республика пыталась справиться с военными репарациями, возложенными на нее в соответствии с Версальским договором. Ивар выступил посредником в германо-французских переговорах о репарациях и предоставил Германии заем в размере 125 миллионов долларов (на тот момент 500 миллионов рейхсмарок). И заполучил монополию на территории Веймарской Республики, монополия действовала до 15 января 1983 года. После этого цена на безопасные спички в Германии упала на треть.

Отступление: Восточная Германия (1949–1990) не признавала последствий монополии Зюндварена и никаких платежей не производила.

Добрым словом и револьвером


Самым выгодным из вышеперечисленного списка стал договор с Польшей.

До 1925 года происходит восстановление и подъем Польской спичечной промышленности. На первом этапе Ивар скупает акции спичечных фабрик, поставляет оборудование, выдает кредиты, вовлекая в орбиту свих интересов более 70 % спичечного производства Польши. Но все меняется в 1925 году, когда происходит обвал курса злотого, молодое Польское государство испытывает срезные финансовые трудности.

И тут появляется Ивар. Он предлагает кредит в обмен на спичечную монополию, а в случае отказа, сообщает о готовности закрыть подконтрольные ему фабрики, что гарантирует возникновение серьезных проблем. Польское правительство соглашается.

Премьер-министр Польши Владислав Грабский за кредит 6 млн долларов под 7 % годовых объявляет государственную монополию на производство и реализацию спичек – Panstwowy Monopol Zapalczany.

Югославия и Венгрия предоставили монополию за 22 млн и 36 млн долларов. Франция – за 75 млн долларов только право на экспорт и поставку на фабрики оборудования и сырья.

Всего за 6 млн долларов Ивар получает в свое распоряжение рынок Польши – крупнейшей европейской страны. Правда, Ивар берет на себя обязательств по инвестированию в спичечную промышленность 5 млн долларов, выкупу предприятий, компенсациям увольняемым сотрудникам, обеспечению сырьем, строительству завода по производству бертолетовой соли, наращиванию экспорта, выплате арендной платы и т. д. и т. п.

Но, пользуясь недостаточной юридической проработкой договора (мелкий шрифт, наверное, он тоже придумал), Польша получает следующие результаты: к 1936 году работает только 4 фабрики (раньше было 10), за 1929−1938 годы экспорт спичек сокращается в десять раз, единственное, что вырастает – это стоимость спичек и вырубка осиновых лесов в Польше.

Наибольших объемов вырубка осиновых лесов в Польше достигнет после того, как Ивар получит права на монопольную поставку спичечной соломки в Францию (осина является лучшим сырьем для спичечной промышленности, потому что легко обрабатывается, хорошо впитывает химический состав, держит спичечную головку, не коптит и дает белый цвет пламени).

В 1930 году Ивар продлевает договор с польским правительством еще на 10 лет, за новый кредит в размере 32,4 млн долларов под 6,5 % годовых, часть денег (4,35 млн долларов) уходит на погашение первого займа. В таких тепличных условиях бизнес будет приносить невиданные доходы.

Ивар прекрасно это понимал, в письме к другу в 1931 году, он писал:

«Шведская спичка, – делился он своим секретом, – не ощутила какого-либо эффекта от текущего кризиса... Часто безработица вызывает рост потребления спичек потому, что когда люди не работают, они курят больше сигарет».

Все равны, но некоторые равны более других


Кроме создания спичечной империи, Ивар был успешным игроком на бирже и изобретателем, родоначальником многих финансовых инноваций. Представьте, вы являетесь владельцем 99 % процентов акций компании, а другой акционер владеет 1 % акций, но при этом у вас 1 % голосов, а у другого 99 % голосов при голосовании по принятию решений о деятельности компании. Нет, это не жульничество, это акции двойного класса, все акции имеют одинаковые права на дивиденды и прибыль, но акции категории В имеют только 1/1 000 голосов по сравнению с одним голосом за каждую +
акцию категории А.

Биограф Крюгера, Фрэнк Партной, назвал это «гениальным примером финансовой инженерии». Ивар воплотил мечту инвестора-активиста о том, чтобы контролировать судьбу компании, не будучи ее собственником, путем разделения акций А от акций B (практика, до недавнего времени применявшаяся в Швеции). Это позволило ему, по оценкам Шаплена, контролировать империю стоимостью 600 млн долларов, обладая всего лишь 1 % акций. В том или ином виде это действует до сих пор.

Также Ивар изобрел такое понятие, как «кредитное плечо», ввел конвертируемые золотые долговые обязательства, американские сертификаты, бинарный валютный опцион, забалансовые организации. Все это широко используется и сегодня, даже больше: без этого невозможно представить существование нынешнего финансового рынка.

Контракт с дьяволом на 25 лет


2 марта 1932 года шведский «король спичек» Ивар Крюгер покончил собой, такова официальная версия.

Газеты писали: «Его смерть в Париже в прошлую субботу от его собственной руки представляет собой поистине трагическое крушение карьеры, которая в своей сфере была непревзойденной для любого человека на памяти живущих».

Все были в шоке, ведь бизнес-империя Ивара благополучно пережила кризис 1929–1930 гг. Газета The Saturday Evening Post назвала его «более чем финансовым титаном», а английский журнал Fortnightly в статье, написанной в декабре 1931 года, под названием «Глава по конструктивным финансам», сообщал: «Это вроде того, когда финансовый ороситель, которым стал Крюгер, начнёт играть для Европы жизненно важную роль».

А потом грянул скандал: покойного Ивара обвинили во всех грехах, из уважаемого бизнесмена и финансиста он стал мошенником и создателем гигантской финансовой пирамиды. Журнал The Economist назвал его «величайшим мошенником в мире».

И тут, уважаемый читатель, я снова становлюсь на лыжи конспирологии, ведь для этого есть множество причин.

Предсмертное письмо написано на английском, при этом оно адресовано шведскому коллеге Кристеру Литорину. Ивар планировал и готовился к серьезным переговорам, которые должны были состояться 13 или 14 марта в Берлине.

Покупка пистолета тоже весьма запутанная отдельная история.

Так кому мешал Ивар?

Версия первая.

На международной конференции в Санта-Барбаре в феврале 1932 года Альберт Эйнштейн выступил с предложением, после которого за ним окончательно закрепилась репутация сумасшедшего. А кто еще может предложить план разоружения всех государств планеты с последующим учреждением наднациональной армии миротворцев.

Удивительно, но Ивар этот план подержал, он даже добился аудиенции американского президента Гувера, на которой предложил план создания мирной Европы, еще не оправившейся от разрушительных последствий Первой мировой войны. План Ивара по стабилизации Европы состоял всего из трех пунктов:

1) выведение капитала из США;
2) общеевропейская кооперация;
3) инвестиции за пределами военно-промышленного комплекса.

Если принять во внимание версию, что США активно готовили Европу ко Второй мировой войне, то появление Ивара с его предложениями и идеями, а главное – возможностями, было крайне нежелательно и требовало скорейшего решения этой проблемы.

Также в Германии тех лет была серьезная группа финансистов, которых не устраивал приход к власти Гитлера, но в стране был кризис, им нужны были деньги для поддержания стабильной экономической ситуации. В кредите им отказали все, только Ивар согласился на проведение переговоров о выделении кредита.

И это уже был не первый такой случай. Орден Почетного легиона Ивар получил после того, как в 1927 году он предоставил пятипроцентный заем Франции на сумму в 75 миллионов долларов, который та использовала для погашения разорительного кредита Джона Пирпойнта Моргана-младшего.

Устранение Ивара было в интересах США.

Версия вторая.

Ивар был владельцем таких и по сей день известных кампаний, как:

«Телефонная акционерная компания LM Ericsson», широко известная как Ericsson;

Svenska Cellulosa AB (крупнейшая компания по производству древесины и целлюлозы). SCA была основана в ноябре 1929 года, когда шведский инвестор Ивар Крюгер объединил десять шведских лесохозяйственных компаний. В общей сложности в компаниях работало 6 500 человек, они владели лесами, лесопилками, целлюлозными заводами, механическими цехами и электростанциями;

знаменитая SKF – шведская компания по производству подшипников и уплотнений. В 1930 году у компании было 12 заводов с 21 000 сотрудников, две трети из которых находились за пределами Швеции;

Луоссаваара-Киирунаваара Актиболаг (LKAB) – шведская горнодобывающая компания. Она добывает железную руду в Кируне и в Мальмбергете на севере Швеции;

Boliden AB – шведская многонациональная металлургическая, горнодобывающая и плавильная компания со штаб-квартирой в Стокгольме. Компания производит цинк, медь, свинец, никель, серебро и золото;

Swedish Match AB – шведская транснациональная табачная компания со штаб-квартирой в Стокгольме.

Компании Ивара, по некоторым данным, обеспечивали от 20 до 50 % поставки целлюлозы и железной руды. Мелкие инвесторы и рядовые владельцы акций потеряли свои сбережения и инвестиции, по Швеции прокатилась волна самоубийств. А банки, связанные с группой компаний семьи Валленбергов, группой компаний Стенбек и Handelsbanken, упоминавшиеся ранее, захватили большинство промышленных активов империи Ивара.

Для понимания, кто такие Валенберги, приведу один отрывок из книги С. Щеглова и М. Хазина «Лестница в небо. Диалоги о власти, карьере и мировой элите».

«Практик. Ну, это теоретически. А на практике кое-что можно сообразить! Вот смотрите, в 2003 году президент США Джордж Буш-младший решил вторгнуться в Ирак. Для него принципиально важным было получить санкцию ООН, поскольку иначе он становился агрессором (которым в результате и стал). Но на его пути встал Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, негр из Ганы по происхождению (хотя и ооновский бюрократ по биографии).

И вот в какой-то момент информированные источники стали мне говорить, что Буш нашел к Аннану (который был защищен дипломатическим иммунитетом и поэтому историю типа Стросс-Кана с ним было проводить затруднительно) подход. Силовые структуры США завели дело на сына Кофи Аннана, который работал в структурах ООН и занимался программой «Нефть в обмен продовольствие». Откаты и взятки там были оформлены практически прямым текстом, так что проблем с арестами соответствующих исполнителей не было бы никаких, о чем мне и поведал один из таких информированных людей.

– Ну и, – сделал он вывод в нашей беседе, – ради того, чтобы спасти сына, Кофи Аннан пойдет на все.

– Не уверен я в этом, – ответил я.

– Почему?

– Потому что у сына Кофи Аннана, кроме папы, есть еще мама. Ну, точнее, мачеха.
– Ну и что?

– А то, что я не уверен, что у Буша хватит ресурсов арестовать родственника этой мачехи!

– Да кто же она такая, эта вторая жена Кофи Аннана?

– Кто у нас «информированное лицо»? Ты или я?

– Ну ладно, не валяй дурака, скажи ее фамилию...

Кстати, Теоретик, а ты знаешь фамилию жены Кофи Аннана?

Теоретик. Нет, но сейчас посмотрю в Интернете. Вот, пожалуйста, Нани Аннан, в
девичестве Нани Лагергрен. И чем знаменита эта фамилия?

Практик. Знаменита не эта фамилия, а фамилия ее дяди. Его, по крайней мере, в нашей
стране, знают все. Это был знаменитый Рауль Валленберг.

Теоретик. Упс! А ведь точно, Нани Лагергрен – дочь Нины Лагергрен, сестры того
самого Валленберга!

Практик. Вот именно! И я объяснил «знающему человеку», что то, что мог позволить себе Сталин в 1945 году (арест Рауля Валленберга), то Буш в 2003 себе позволить не сможет. Валленберги (как семья) являются не просто самой богатой семьей Швеции (а заодно и евреями по происхождению), но и точно принадлежат к мировой элите (как Ротшильды и Рокфеллеры). Поэтому полномочий президента США недостаточно для ареста члена семьи Валленберга! И что же в результате? Ничего у Буша не вышло, дело Коджи Аннана заглохло, а Бушу (и его партнеру Тони Блэру) пришлось нападать на Ирак без санкции ООН, стать агрессорами и понести от этого все издержки. Сделать с Кофи Аннаном они так ничего и не смогли!»


Именно Валленбергам король Швеции поручил расследование деятельности компаний Ивара, именно их газеты выступили главными разоблачителями деятельности Ивара в Швеции. Компания «Шведская спичка» быстро оправилась от скандала и впоследствии контролировала 20 % мирового рынка по продаже спичек.

Вполне возможно, Валленберги заметили финансового гения, активно ему помогали, а потом зафиксировали прибыль, устранив излишне самостоятельного Ивара.

Версия третья.

Юстас Муллинс «Секреты Федеральной резервной системы»:

«Во время этой депрессии операторы трестов добились дальнейшего контроля путём поддержки трёх международных мошенников, братьев Ван Сверинген (Van Sweringen), Самуила Инсулла (Samuel Insull) и Ивара Крюгера (Ivar Kreuger). Эти люди создали пирамиды миллиардов долларов ценных бумаг фантастических высот.

Банкиры, которые способствовали им и раскручивали выпуски их акций, могли остановить их в любое время, требуя погашения займов менее чем на миллион долларов, но они дали этим людям делать их дело, пока они не прикарманили многие промышленные и финансовые фирмы, которые банки взяли себе ни за что».


Из этих троих только Ивар погиб (застрелился), почему?

Ну во-первых, Ивар – поданный Шведского королевства, он может и отказаться приехать давать показания сенатской комиссии конгресса США, с его выдачей для суда в США тоже возникнут проблемы. В США после Первой мировой у населения скопилось большое количество денежной массы. И банкиры запустили механизм «честного» отъема денег у населения.

Мне могут возразить, что они тоже пострадали от действия мошенников, вот вам ответ из книги Юстаса Муллинса:

«The New Republic» отметил 25 января 1933 г., когда он прокомментировал тот факт, что Lee Higginson Company проталкивала ценные бумаги Крюгера и Toll на американском рынке: «Было сбыто три четверти миллиарда долларов. Кто был в состоянии диктовать французской полиции хранить в тайне новости этого чрезвычайно важного самоубийства в течение нескольких часов, во время которых кто-то продал ценные бумаги Крюгера в больших количествах, тем самым выйдя из рынка, прежде фиаско?»

Конечно, это были не простые американцы. Но главное, на мой взгляд, другое: Ивар стал участником крупнейшей операции по выводу средств из США в холдинговую компанию в Лихтенштейне Continental Investment Corporation. Эти средства после смерти Ивара исчезли.

Есть еще одна немаловажная деталь: в этот момент в США шла борьба за перераспределение влияния в такой важной структуре, как ФРС. Настоящие игроки делили власть, группировка, возглавляемая Морганом, столкнулась с Рокфеллерами.

Этапы борьбы расписаны в книге С. Щеглова и М. Хазина «Лестница в небо. Диалоги о власти, карьере и мировой элите» (стр. 130–134), я не буду здесь ее приводить, слишком большой объем, причем вырванный из контекста книги, может только запутать.

Кратко: Рокфеллеры, введя своих представителей во властные структуры США, организовали слушания в конгрессе с последующим изменением законодательства и серьезно потеснили «Морган и К». 16 июня 1933 года «Банковский закон» прошел все инстанции и был подписан президентом Рузвельтом; четвертьвековому доминированию Морганов в экономике США пришел конец. При принятии этого закона постоянно приводился пример деятельности Ивара.

Мне могут возразить, что именно бухгалтеры «Морган и К» первые начали распутывать аферы Ивара, да, начали и получили доступ к его счетам в Люксембурге. Но жадность их подвела, люди Рокфеллера, на мой взгляд, смогли привязать их к банковским махинациям, ведь именно они получили доступ к деньгам, им их и оставили в качестве утешительного приза.

Итог


Судьба Ивара показывает одно: как бы вы ни были умны, изобретательны, находчивы, работоспособны и сказочно богаты, не имея поддержки всей мощи репрессивного аппарата государства за спиной, вы – законная жертва. Вас откормят, как бычка, а потом прирежут, да еще обвинят в своих грехах. Или используют как разменную монету в играх по-настоящему сильных мира сего.

Про Ивара написано множество статей и книг, и моя скромная заметка – попытка сжато изложить свой личный взгляд на эту историю. Но, я надеюсь, было интересно.
Автор:
Михаил Светлов
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх