На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ТопИстория

34 подписчика

ХIV век. Москва выходит на историческую арену

ХIV век. Москва выходит на историческую арену
Кремль при Иване Калите. Худ. А. Васнецов.

В этой статье речь идет о том, как и почему Москва встала во главе объединительного процесса Руси. Я не буду повторять известные большинству читателей еще со школы факты. Продолжаем тему возникновения и формирования государственных институтов на Руси, о чем я писал в ряде предшествующих статей.

После монгольского вторжения на северо-востоке Руси выделяются новые центры силы, вначале Тверь, а затем Москва, которая приобретает самостоятельность только в конце XIII века при Данииле Александровиче (1276–1303), сыне Александра Невского.

Как развивались в этот период социально-экономические отношения, в отличие от политических, мы знаем только в общих чертах, до нас просто не дошло документов этого периода.

Возвышение Москвы


Спор вокруг причин возвышения Москвы ведётся в науке давно. В отличие от соперников, расположенных прямо на Волге, таких как Тверь и Нижний Новгород, Москва стояла в стороне от водных путей. Она имела скудные природные ресурсы, хорошие почвы были только на правой стороне Москвы-реки, не было в районе Москвы и выдающихся промыслов. Но периферийность Москвы по отношению к старым центрам, Владимиру, Суздалю и Ростову, привлекала сюда из опасных для набегов районов людей, как важнейший ресурс Средневековья.

Все русские княжества, князья которых именовались «великими», шли одним историческим путем проб и ошибок. Ни о какой системе управления для этого времени говорить не приходится.

Говоря современным языком, это было движение от стартапа к монополии, где в борьбе за нее погибают все остальные участники конкурентной борьбы.

Московские князья, участники этой борьбы, вначале только присоединяют, округляют, защищают и борются за свой «двор», свое хозяйство-«государство».

В 1301 году Даниил Александрович отвоевал Коломну у Рязани, когда он умер, вече Переславля не хотело отпускать в Москву его сына Юрия, но он уходит не просто в другой город, где правил его отец, он уходит в «отчину».


Памятник князю Даниилу Александровичу. Москва. Авторы: скульпторы А. Коровин, В. Мокроусов, архитектор Д. Соколов.

В 1303 году был отвоёван Можайск у Смоленска, и вся Москва-река оказывается в пределах его хозяйства, которое увеличилось вдвое. Юрий Данилович (1303–1325) с переменным успехом вёл борьбу с Тверью за великое княжение Владимирское. Михаил Ярославович Тверской совершает несколько походов против Москвы и союзного ей Новгорода.

В 1313 году в Орде произошёл переворот, к власти пришел Узбек, который под именем Мухаммеда принял ислам. Юрий Данилович воспользовался этим, он женился на сестре Узбека и получил в качестве приданного ярлык на великое княжение. Сильный тверской князь, противясь этому «несправедливому» решению, в 1317 году разбил москвичей и их союзников, татар.

При этом в плен попадает жена Юрия, Агафья, которая по непонятному стечению обстоятельств умирает в Твери. Этим воспользовался Юрий Данилович, за что в 1318 году в Орде убивают тверского князя Михаила Ярославовича Тверского, а московский князь снова получает ярлык на Владимирский стол.


Памятник князю Тверскому и Всея Руси Михаилу Ярославовичу. Автор А. Н. Ковальчук, г. Тверь.

Его сын Дмитрий Михайлович Грозные Очи подчиняется Юрию и передает «дань» от Твери татарам. А Юрий, отправившийся в Новгород, не отправил деньги Орде, за что был лишён ярлыка. В 1325 году тверской князь Дмитрий Михайлович Грозные Очи в Орде отомстил за отца, убив Юрия Даниловича.

Иван Данилович Калита (1325–1349), ставший князем Москвы после брата Юрия, с помощью Орды – «Федорчуковой рати» из 50 тыс. всадников, подавил вечевое выступление в Твери и получил ярлык на одну половину – Владимирский стол. Вторую половину северо-восточной Руси с ярлыком получил князь Александр Васильевич Суздальский.

Татары внимательно следят за тем, чтобы у русских не произошло концентрации власти в одних руках, но главным сборщиком «ордынского выхода» становится Иван Калита.

В 1325 году митрополит Пётр, которого ранее защитили на Церковном соборе в Переславле-Залесском москвичи, из разоренного Киева перенес свою кафедру в Москву, и она становится духовным центром всей Руси, недаром Великие князья Литовские начали упорную борьбу за возврат, а потом и за создания собственной митрополии для южной и западной Руси.

В то же время Иван увеличивает свои владения, захватывая города Углич, Галич и Белоозеро, попадает в зависимость от него и Тверь. Москва стала самым сильным и богатым княжеством во Владимирской земле.

Иван Калита обеспечил внешний и внутренний мир для своего княжества:

«исправи Руськую землю от татей и разбойников»,

что в условиях тревожного ХIV века было крайне важной мерой для развития.

Его политику продолжили сыновья Симеон Гордый (1340–1353) и Иван Красный (1353–1359).

После смерти последнего Москве пришлось отстаивать свои позиции при малолетнем его сыне Дмитрии, будущем Донском, против трех великих князей, Тверского, Рязанского и Суздальско-Нижегородского. Особую роль здесь сыграли княжеские бояре.

Но главная заслуга в отстаивании московских интересов принадлежит митрополиту Алексею, сыну боярина Федора Бяконта. Он добился ярлыка на великое княжество Владимирское для малолетнего князя, а также права сбора «выхода» для Орды, в борьбе с суздальским князем. В то время как в Орде началась междоусобица, «Великая замятня».

Битва за гегемонию на Руси


В 60–70 гг. ХIV века Москва ведёт борьбу с Тверью и союзной ей Литвой за гегемонию на северо-востоке и северо-западе Руси. Создание мощной современной каменной крепости в Москве в 1367 году обеспечило городу безопасность во время трех походов Великого князя Литвы Ольгерда на Москву – «литовщины».

В 1371 году Михаил Александрович Тверской, получив ярлык, в союзе с Литвой и ордынцами потребовал от Дмитрия Ивановича подчинения, тот же ответил следующее:

«к ярлыку не еду, Михаила на княжение в землю Владимирскую не пущу, а тебе, послу [ордынскому], путь чист».

В то время как владимирцы, как в период расцвета городов-государств, не признали нового великого князя Михаила Александровича и к себе его не пустили.


Памятник Ольгерда. Автор С. Бондаренко, г. Витебск. Беларусь.

В условиях междоусобицы в Орде Москва в 1371 году смогла вернуть себе ярлык и уменьшить сумму дани. На эти уступки пошёл темник Мамай, узурпировавший власть в Орде, с целью обеспечить себе тыл в борьбе за власть в степи.

Наконец, в 1375 году после похода Дмитрия во главе войска всех княжеств северо-востока и Новгорода на Тверь, её великий князь Михаил Александрович признал владимирский стол «вотчиной» или наследственным владением Москвы. А себя – «младшим братом» Дмитрия, признав «братом» удельного князя Москвы Владимира Серпуховского. Это ставило его в один ряд с московскими удельными князьями. В 1378 году Дмитрий захватил ордынский г. Булгар, забрал оттуда пушки и поставил их в Москве.

Москва становится главным городом на всей территории северо-востока, к ней тяготеют и часть земель западной Руси: Смоленск, Черниговская земля, да и Киев. Московские князья обеспечили себе право на великокняжеский стол Руси, а Москва стала духовным центром православия в Восточной Европе:

«что дал Бог мне вотчину!»

Хотя княжества на этих территориях остаются самостоятельными или полусамостоятельными, ни о каком объединении в «единое государство» речь пока не идёт. Всё подчинение, как в случае с Тверью, пока носит временный характер, слабо подчиняются даже братья и дяди, удельные князья. Государства, как единого консолидируемого начала, пока еще нет, есть княжеские «хозяйства» государей.

Тем временем Мамай навёл порядок в Золотой орде, потребовал от всех русских княжеств вернуться к старым выплатам. Южная Русь возобновляет выплаты. А Дмитрий Иванович в 1380 году после ряда столкновений, собрав княжеские «дворы» и ополчение большинства русских городов, включая южную Русь и Новгород, отверг предложение Мамая о возврате к размеру дани времён Узбека и двинул войска на Дон.

В то же время Мамай, учитывая, что против него идёт войной чингизид Тохтамыш, решил вначале разгромить московскую коалицию. В свою очередь Дмитрий Иванович стремился провести битву с Мамаем, не позволив ему объединиться с рязанским князем Олегом и, что особенно существенно, с великим литовским князем Ягайло (1362–1434). На ратный подвиг князя благословил Сергей Радонежский.

8 сентября 1380 года произошло Куликовское сражение. Эта битва показала ключевую роль Москвы в объединении русских сил и указала дальнейшие пути борьбы с татаро-монгольским игом. На этом этапе ещё серьёзную роль играло городское ополчение, без которого победа на Куликовском поле силами одних княжеских «дворов»-дружин была бы невозможна.

В этом же году власть в Золотой орде захватил Тохтамыш, но Дмитрий Донской не поехал в орду за ярлыком. В отместку Тохтамыш в 1382 году двинулся на Русь, Рязанское и Нижегородское княжества изъявили ему покорность. После того, как штурм Москвы не удался, на стенах Москвы уже были пушки, Тохтамыш через нижегородских князей убедил москвичей сдаться. Город был разграблен, жители перебиты и уведены в рабство, та же участь постигла другие города Московского княжества, на обратном пути татары разграбили Рязанскую землю, несмотря на то, что князь Олег Рязанский стал их союзником.

Москва была обложена тяжелой данью. В таких условиях начинается попытка некоторых русских земель отойти от Москвы. Усилившаяся Литва, великий князь которой Ольгерд женился на польской королеве Ядвиге и стал во главе ещё и Польши, устанавливает контроль над союзными Москве Смоленском (1386 г.) и Полоцком (1387 г.). А Новгород даже отказался участвовать в выплате дани Орде, за что в 1386 году Дмитрий совершил поход против него.

В 1389 году Дмитрий Иванович Донской умирает, завещая своему сыну, Василию, великокняжеский Владимирский стол уже как вотчину, без ссылок на ханскую волю. Вопрос о главном центре Руси был определен фактически и юридически.

Василий I (1389–1425 ) продолжил политику присоединение земель и защиты своей вотчины, своего хозяйства-«государства». Не государства, как мы понимаем его сегодня, с отвлеченными понятиями Родина-Отчизна, а как его понимали тогда. Термина «государства» не существовало. Существовало наследие отца – отчизна или отчина или своё хозяйство, со своими служилыми вольными и невольными слугами. Рядом с князем стояли его «служилые», московское боярство и митрополит Киприан.

Последний способствует женитьбе Василия на дочери великого князя литовского Витовта – Софье.

В 1392 году князь покупает в орде ярлык на Нижегородское княжество, а также Мещеру, Тарусу, Муром. Вдобавок ко всему по обычаю и «старине» Нижегородское вече одобрило присоединение к Москве, а нижегородские бояре «по старине» покинули своего князя и перешли к Василию I.

Умелая политика московских князей, использовавших ситуацию к свой выгоде, содействие со стороны горожан, понимающих пользу от усиления своего города, сплочённое окружение князя, состоявшее из бояр и князей-родственников, среди которых великий князь был первый среди равных, всё это способствовало укреплению Москвы.

Запомним этот важный политический момент: первый среди равных.

И снова альтернатива?


Ныне существует мнение о том, что процесс собирания земель на западе и юге Руси литвой шел значительно мягче, чем во Владимиро-Суздальской и сопредельных землях. У западных и южных «княжеств», повторимся, военный потенциал ослаб значительно больше, чем на северо-востоке, и они больше стремились к «ряду» (договору) с Литвой, не пытались бороться на два фронта: и с Литвой, и с Ордой, как говорится, из двух зол… Но как показывают дальнейшие события, вследствие сложившихся обстоятельств (уния Литвы и Польши) на эти земли пришли механизмы экономической и религиозной эксплуатации существенно более суровые, нежели на северо-западе и северо-востоке Руси.

В рамках соседской общины на смену городам-государствам приходит военно-служилое протогосударство, сил у каждого отдельного русского княжества противостоять Литве, а тем более Орде, не было, так же как северо-западные города-государства (Новгород и Псков) сами не справлялись с угрозой со стороны Ордена.

Почему протогосударство или раннее государство?

Потому что, как мы писали в предыдущей статье, становление его только происходило и формировалось оно вокруг «княжеского двора», княжеского хозяйства и из двора. Неслучайно, что и термины «княжество» и «государство» появились именно в этот период, конец XIV – начало XV вв., первое чуть раньше, да и не в том значение, которое мы используем ныне, княжеством называли всего лишь территорию, волость.

Нет явления – нет и определяющего его термина, потому что в древней Руси «государство» называлось «землей», территорией во власти общины, а не отдельного лица, князя. Теперь же формируется и институт, появляется и его название, так княжий двор дает наименование политической структуре: государству.

Силы для борьбы за независимость


Лишь в процессе собирания, захвата и покупки «земель», московский государь постепенно собирал силы, которые были способны померяться с Ордой. Победа на Куликовском поле была обеспечена временной коалиционной силой. Сама Москва с такой задачей справиться бы не смогла, что и показал приход Тохтамыша в 1382 году.


Выезд хана в эпоху правления в Мавераннахре Тимура (Тамерлана) конец XIV – начало XV вв. Автор реконструкции М. В. Горелик

Технически вражеские нападения всегда происходили внезапно, а великий князь начинал собирать рать со всех земель, принадлежащих Москве, только когда кочевники или литовцы переходили границу. Так было в 1368 году во время набега Ольгерда и в 1395 году в период «изгона» (набега) Олега Рязанского на Коломну и татар с суздальским князем на Нижний Новгород, а также в ходе нашествия Едигея и прихода его к Москве в 1408 году.

Не было пограничных или постоянных полков, сбор войска шёл уже во время набега или нашествия. Чаще всего собранное войско или преследовало врага, который разорял земли и уводил людей в рабство, или совершало ответный набег. Естественно, речь не идёт о татарских кочевьях. Для купирования этих угроз нужны были не боевые «дворы», а полки постоянной готовности и требовалось их обеспечение.

Усилия, направленные на концентрацию ресурсов, в итоге и привели к победе над Ордой. Этой внешней силой, целенаправленно истощавшей людские и материальные ресурсы северо-восточной и северо-западной Руси. Поэтому и нижегородцы, постоянно подвергавшиеся нападениям с юга, на вече решили перейти под покровительство более сильного московского князя.

Северо-восточная Русь идет всё той же дорогой органического развития, ни о каком переходе от европейского к азиатскому пути говорить не приходится. Внешняя угроза ввела свои суровые корректировки. Ответом на это стало возникновение структуры военно-служилого раннего государства, как единственной и безальтернативной системы защиты Русской земли, венцом которой стало создание раннего Русского государства в конце XV столетия.

Продолжение следует…
Автор:
Эдуард Ващенко
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх