На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ТопИстория

34 подписчика

Марк Випсаний Агриппа. Великий полководец, сделавший Октавиана «Августом»

Марк Випсаний Агриппа. Великий полководец, сделавший Октавиана «Августом»
Лоренцо Кастро. Сражение при Акциуме (1672 г.)

В предыдущей статье было рассказано о происхождении и молодости Марка Випсания Агриппы, начале его военной и политической карьеры и огромной роли в победе над Секстом Помпеем. Сегодня мы продолжим этот рассказ.

Октавиан против Марка Антония. Начало трагического противостояния


После победы на Секстом Помпеем Октавиан отстранил от власти ещё и своего союзника Марка Лепида – триумвира, который управлял провинцией Африка. В распоряжении Лепида находились 11 легионов, но они не пожелали сражаться против войск Октавиана и перешли на его сторону. Теперь на пути Октавиана, желавшего стать полновластным хозяином всех римских провинций, стоял лишь наместник Востока Марк Антоний, союзником которого был Птолемеевский Египет во главе со знаменитой Клеопатрой.


Марк Антоний, бюст музей Монтемартини, Рим


Портреты Клеопатры VII на различных монетах, отчеканенных в её правление

Подготовку к войне Октавиан и Марк Антоний начали ещё за 5 лет до начала боевых действий, строились новые корабли, обучались войска.

Отношения между триумвирами особенно осложнились после развода Антония с сестрой Октавиана и его женитьбе на Клеопатре. Однако ещё более неприятными и опасными для Октавиана были обвинения в узурпаторстве имени Цезаря: Антоний вполне резонно указывал, что его соперник был всего лишь усыновлен двоюродным дедом, в то время как в Египте подрастал Цезарион – родной сын Цезаря (от Клеопатры).


Цезарион, Cincinnati Museum Center

Октавиан ответил противозаконным обнародованием завещания Марка Антония, которое хранилось в храме Весты. Выяснилось, что Антоний просил похоронить себя в Александрии, а Цезариона объявлял единственным наследником Юлия Цезаря. Это вызвало всеобщее негодование, поскольку граждане республики опасались, что Италия окажется во власти Египта, а Рим утратит статус столицы.


Терракотовая плитка с изображением схватки Аполлона и Геркулеса. Символическое изображение конфликта между Октавианом, чьим божественным покровителем являлся Аполлон, и Антонием, ведущим свой род от Геркулеса. Музей Палатина, Рим

Между тем в декабре 33 года до н. э. истекал срок полномочий Антония и Октавиана. В письме, направленном в сенат, Антоний обещал отказаться от власти при условии, что так же поступит и Октавиан. Его соперник таких громких обещаний не давал, и потому действия Антония выглядели гораздо более законными. Когда Октавиан официально объявил Антония врагом республики и римского народа, в Александрию в 32 году до н. э. переехали оба консула и 300 сенаторов.

Однако италийские и римские союзники Антония требовали от него развода с Клеопатрой. Это неизбежно привело бы к разрыву с Египтом, что в преддверии большой войны было недопустимо. Октавиан же опасался объявлять войну Антонию, поскольку она была бы однозначно воспринята, как гражданская, чего никто в Риме, помня о прежних бедах, не хотел. Октавиан нашел выход, заявив, что война объявляется только Клеопатре, и Антоний вполне может в ней не участвовать. То есть «право первого хода» в гражданской войне Октавиан изящно передавал сопернику, предлагая ему либо лишиться главного союзника, либо поддержать египетскую царицу в ее войне против Рима.


Статуя Октавиана, Ватикан, музей Кьяромонти. Полагают, что Октавиан обращается к народному собранию с требованием объявить войну Египту

Поводом для объявления войны Египту было названо присвоение Клеопатрой «достояния римского народа» – то есть территорий, которые были подарены ей Марком Антонием. А причиной такой чрезмерной уступчивости соперника Октавиана была признана его фактическая недееспособность. Плутарх пишет по этому поводу:

«Было постановлено начать войну против Клеопатры и лишить Антония полномочий, которые он уступил и передал женщине. К этому Цезарь прибавил, что Антоний отравлен ядовитыми зельями и уже не владеет ни чувствами, ни рассудком, и что войну поведут евнух Мардион, Потин, рабыня Клеопатры Ирада, убирающая волосы своей госпоже, и Хармион – вот кто вершит важнейшими делами правления».

В общем, Антония загоняли в безвыходную ситуацию. Если он поддержит Клеопатру, то станет инициатором гражданской войны и предателем Рима. Если уклонится от борьбы (во что никто не верил), то лишится верного союзника в лице Египта, да к тому же и подтвердит обвинения в своей недееспособности.

Начало войны


Воины армии Антония были набраны в основном в западной Греции. Всего удалось собрать около 73 тысяч пехотинцев и до 12 тысяч всадников. В союзном флоте Антония и Клеопатры насчитывалось 480 кораблей. В эскадре Антония преобладали большие корабли типа трирем, египетские суда уступали им по размерам. Предполагалась высадка в Италии, где у Антония до сих пор было много сторонников.

Однако он потерял время, проводя дни и недели в непрерывных праздниках, устраиваемых в Патрах в честь Клеопатры. А между тем наступила зима 32–31 года до н. э., солдаты и моряки страдали от голода, к тому же вспыхнула какая-то эпидемия (некоторые историки полагают, что речь идёт о малярии). Началось дезертирство, и весной 31 года до н. э. выяснилось, что корабли укомплектованы моряками уже только в лучшем случае на две трети, и многие из них теперь просто не могут выйти в море.

А вот в римском флоте, благодаря стараниям Агриппы, был образцовый порядок. При этом он удивил всех, сделав основой своего флота не большие корабли, как в битве при Навлахе, а биремы и либурны, оснащенные метательными машинами.


Бирема


Либурна – разновидность биремы с закрытой палубой

Широко использовались обшитые железом снаряды с абордажными якорями и зажигательные копья с пропитанной горючей смесью паклей. Римские корабли были оснащены также ассерами – управляемыми таранами, концы которых были обиты железом: они подвешивались на канатах и использовались не только для ударов по бортам вражеских кораблей, но и по палубам, сметая с них вражеских моряков.

Экипажи кораблей Агриппа сформировал из опытных моряков, недавно сражавшихся против Секста Помпея. Римская сухопутная армия также находилась под командованием Агриппы, в ней насчитывалось 80 тысяч пехотинцев и 12 тысяч всадников. Она была обеспечена всем необходимым и не испытывала недостатка ни в продовольствии, ни в фураже.


Марк Випсаний Агриппа, бюст, конец I века до н. э. – начало I века н. э. Музей изобразительных искусств имени Пушкина, Москва

Именно Агриппа и начал боевые действия, захватив ранней весной 31 года до н. э. Керкиру и переправив свою армию в Эпир – на северный берег Амбракийского залива (в настоящее время Артский залив Ионического моря), где она встала напротив позиций Антония. Римский флот в это время занял позиции у мыса Акций, заблокировав находившиеся в заливе корабли Антония и Клеопатры.

Летом Агриппе удалось овладеть Коринфом (разбив флот этого города), Левкадой и Патрой. В результате армия Антония лишилась основных баз снабжения. Антоний перевёл войска к мысу Акций (Актий), но дать большое сражение так и не решился.

На протяжении 8 месяцев армии Агриппы и Марка Антония стояли друг против друга, проводя время в мелких стычках, но положение римлян было более выгодным, они могли позволить себе оттягивать начало решающего сражения.

Между тем отношения между Антонием и Клеопатрой значительно ухудшились. Супруги спорили по любому поводу. Антоний предлагал дать генеральное сражение на суше, Клеопатра требовала вступить в морское сражение. А ещё Клеопатра хотела участвовать в будущем триумфальном шествии по Риму (что, конечно, было бы воспринято там, как оскорбление). В конце концов, ситуация в лагере Антония ухудшилась настолько, что Клеопатра стала настаивать на возвращении в Египет, где находилась еще одна армия в составе которой было целых 11 легионов.

Антоний также понимал, что время упущено, и его деморализованная полуголодная армия имеет мало шансов на успех в бою с войсками Агриппы. Да и в случае успешного прорыва отступать пришлось бы через разоренные земли, что привело бы к гибели значительной части солдат. Поэтому было принято решение о фактической морской эвакуации наиболее боеспособных армейских частей.

Из всего флота, которым командовал непосредственно Марк Антоний, были выбраны 170 лучших кораблей, а из всей армии были отобраны 22 тысячи самых опытных солдат, которых решено было вывезти в Египет. В Александрию должны были прорываться и 60 кораблей, подчинявшихся Клеопатре.

Таким образом, план Антония и Клеопатры очень напоминает действия Бонапарта на Березине, где французский император перевел через эту реку лишь сохранившие боеспособность элитные части своей армии и не счел нужным спасать остальные соединения, представлявшие собой плохо организованную и почти неуправляемую вооруженную толпу.

И целью Марка Антония в знаменитом сражении у мыса Акций была не победа над флотом противника, а прорыв к Египту.

Морское сражение при Акции


В ночь перед этой битвой к Агриппе перебежали два капитана флота Марка Антония, которые рассказали римскому адмиралу о планах и замыслах его противников. Той же ночью на последнем пиру Клеопатра протянула было Антонию кубок с вином, в который уронила цветок, украшавший её волосы – но тут же бросила сосуд на пол, заявив, что цветок был отравлен, и она, в случае необходимости, сможет легко избавиться от мужа. На всех присутствующих эта сцена произвела очень тяжёлое впечатление, а египетские корабли утром получили приказ вступить в бой лишь по специальному сигналу.

Таким образом, в бой с кораблями Агриппы вступили только корабли Антония: не 230 судов, как планировалось, а только 170 – против 260.

Эта битва, которую часто называют последним великим морским сражением Античности, началась утром 2 сентября 31 года до н. э.

Схемы морского сражения у мыса Акций:



Большие корабли Антония старались таранить более легкие суда Агриппы, с которых их обстреливали зажигательными снарядами баллист и катапульт.


Римская либурна обстреливает корабль Антония, кадр фильма «Клеопатра», 1963 г.

Другие римские корабли пытались сблизиться с судами противника и взять их на абордаж.


Ричард Бёртон в роли Марка Антония в битве у мыса Акций, кадр фильма «Клеопатра», 1963 г.


Эндрю Кейр в роли Агриппы в сражении у мыса Акций, кадр фильма «Клеопатра», 1963 г.

Выполняя приказ Марка Антония, корабли авангарда, поддержанные частью судов центра, пытались навязать римскому флоту бой, в то время как остальные корабли пытались прорваться в открытое море. Выйти из Амбракийского залива смогли около 60 кораблей Марка Антония, то есть чуть больше трети от общего количества. За ними устремились лёгкие и маневренные суда эскадры Клеопатры. Наиболее известен данный эпизод по сообщению Плутарха:

«Битва сделалась всеобщей, однако исход ее еще далеко не определился, как вдруг, у всех на виду, шестьдесят кораблей Клеопатры подняли паруса к отплытию и обратились в бегство, прокладывая себе путь сквозь гущу сражающихся, а так как они были размещены позади больших судов, то теперь, прорываясь через их строй, сеяли смятение. А враги только дивились, видя, как они, с попутным ветром, уходят к Пелопоннесу».

Марк Антоний прыгнул в лёгкую галеру и последовал за Клеопатрой. В историографии и популярной литературе укрепилось мнение, что бегство Клеопатры и Марка Антония привело к панике на других кораблях. Однако мало кто заметил тогда бегство главнокомандующего, и корабли Антония сражались ещё несколько часов, а некоторые – и вовсе два дня. И ещё 7 дней ждала возвращения Марка Антония сухопутная армия. Тот же Плутарх сообщает:

«Немногие видели бегство Антония собственными глазами, а те, кто об этом узнавал, сперва не желали верить – им представлялось невероятным, чтобы он мог бросить девятнадцать нетронутых легионов и двенадцать тысяч конницы, он, столько раз испытавший на себе и милость, и немилость судьбы, и в бесчисленных битвах и походах узнавший капризную переменчивость военного счастья. Воины тосковали по Антонию и все надеялись, что он внезапно появится, и выказали при этом столько верности и мужества, что даже после того, как бегство их полководца не вызывало уже ни малейших сомнений, целых семь дней не покидали своего лагеря, отвергая все предложения, какие ни делал им Цезарь».

К данному свидетельству современные историки относятся достаточно скептически, полагая, что оставшиеся на берегу легионеры не ждали Антония, а торговались об условиях капитуляции. Победить они уже не могли, но, с другой стороны, и Агриппе не хотелось сражаться с ними и нести даже небольшие потери. Тем более что бывшие подчинённые Антония демонстрировали явную готовность договариваться.

В итоге воины, желавшие продолжить службу, были приняты в армию Агриппы без потери в званиях. А ветеранам была обещана земля в Италии или в провинциях.

Поведение Антония в битве при Акции все сочли малодушным, хотя он, скорее всего, строго следовал собственноручно составленному плану и достиг полного успеха в его реализации. Но этот «успех» навсегда погубил его воинскую репутацию.

Битва при Акции поразила воображение современников, и при этом никто даже и не пытался отрицать заслуги Агриппы. Из первой статьи мы помним, что в поэме Вергилия щит Энея, изготовленный для него Вулканом, украшало изображение Агриппы в битве при Акции. Видимо, даже этот бог был впечатлён масштабами и итогами сражения, которое должно было произойти через много веков после смерти Энея.


Монумент в Пренесте в честь победы при Акции, Музеи Ватикана

Окончательная развязка этих событий наступила в 30 году до н. э., когда римские войска вошли в Александрию. Антоний и Клеопатра покончили с собой.


Так выглядит самоубийство Марка Антония и Клеопатры на иллюстрации книги Джованни Боккаччо «О знаменитых женщинах» (первая четверть XV века). Единственная верная деталь здесь, пожалуй – цвет волос героини: македонка Клеопатра с небольшой примесью греческой крови («златокудрые эллины» – помните?) должна была быть блондинкой. Кстати, такой оттенок цвета волос сейчас называется «тициановским»

Мешавший Октавиану Цезарион, а также сын Антония от Фульвии были убиты. А вот детей Марка Антония и Клеопатры он пощадил и передал на воспитание своей сестре – бывшей супруге Антония. Египет поначалу был признан личным владением Октавиана, а потом стал римской провинцией. Рим некоторое время «отдыхал» от гражданских войн в годы так называемого «Августова мира».

Апогей политической карьеры Марка Агриппы



Агриппа на барельефе Грегорио ди Лоренцо, Феррара, 1472–1473 гг.

В первые годы правления Октавиана его ближайшими и самыми доверенными сотрудниками были Марк Випсаний Агриппа и Гай Цильний Меценат. Именно Меценат управлял Римом и Италией в то время как Октавиан воевал против Секста Помпея и Марка Антония. Однако со временем Меценат все больше отходил от политической деятельности, хоть и сохранял большое влияние на Октавиана.

Роль Агриппы, напротив, росла. В 30–29 гг. до н. э. он выполнял в Риме и Италии роль наместника Октавиана, который в это время находился на Востоке. Агриппа ещё дважды становился консулом – в 28 и 27 гг. до н. э. Во время первого срока занимался переписью населения Италии. А в 27 году его товарищем по консульству был избран сам Октавиан: они стали последними консулами республики, преобразованной потом в принципат. Агриппа советовал Октавиану отказаться от титула «Август» и убеждал его сохранить республиканские учреждения.

При этом Агриппа успевал писать труды по истории и географии и руководить работами по созданию карты Италии. При его непосредственном участии были построены пантеон, четыре новых водопровода, общественные бани на Марсовом поле.

Показательно и то, что, именно Агриппе в 23 году до н. э. заболевший Октавиан отдал свой перстень с печатью: это было равнозначно признанию его наследником и вызвало резкое неудовольствие у племянника императора – Марка Клавдия Марцелла, женатого на дочери Октавиана. Это привело потом к удалению Агриппы из Рима под видом его назначения на должность наместника Сирии. Однако делами в этой провинции он не интересовался, поручив ее заботам своего легата. Сам же в течение двух лет проживал на острове Лесбос – в городе Митилена.

В Рим Агриппа вернулся в 21 году до н. э. – после смерти Марцелла. Здесь Октавиан заставил его развестись со второй женой (которая была племянницей императора) и жениться уже на своей дочери – Юлии Старшей, вдове Марцелла. В следующем году Агриппа был направлен в Галлию, затем – в Испанию. В обеих провинциях он подавлял волнения местных племен (особенно серьезным было восстание испанских кантабров), наводил порядок в делах, в том числе – по налогообложению, занимался строительством. Именно Агриппа в 29 году до н. э. установил стандарт шага в 5 футов и римской мили в 5 000 футов.

Наконец, в 18 году до н. э. Агриппа получил так называемый проконсульский империй и полномочия народного трибуна, что сделало его почти равным императору. Он занимался делами на Востоке, наводя порядок в провинциях и соседних царствах «друзей и союзников римского народа». В 14 году до н. э. воевал с Боспором, посадив на трон римского ставленника Полемона. А 13 году до н. э. возглавил армию, покорившую Паннонию.

Однако годы брали свое. В 12 году до н. э. заболевший Агриппа вернулся в Италию, где скоро умер. В это время ему было около 52 лет. Октавиан распорядился похоронить Агриппу в своем собственном мавзолее и на протяжении месяца находился в трауре.

Потомки


Судьба потомков Агриппы оказалась не слишком счастливой.

Его последний сын, родившийся уже после смерти отца (и потому получивший прозвище Постум) был усыновлен вначале Тиберием, ставшим третьим мужем его матери, а потом – Октавианом (вместе с Тиберием). Позже Агриппа Постум – внук Октавиана, был убит по приказу отчима, который видел в нем потенциального соперника в борьбе за власть.

Кстати, первой женой Тиберия была старшая дочь Агриппы – Випсания Агриппина.
Другая дочь Агриппы – Юлия Младшая, «прославилась» тем, что собственный дед, Октавиан, за прелюбодеяния отправил её в ссылку на остров Тремити (Юлия Старшая, мать Младшей, также закончила жизнь в ссылке – на острове Пандатерия, и тоже по причине распутного поведения: как говорится, яблоко от яблони недалеко падает).

Некоторые историки считают, что и знаменитый уже при жизни поэт Овидий был отправлен в ссылку в город Томи (современная Констанца) именно «по делу Юлии Младшей».

Ещё одна дочь Агриппы (от Юлии Старшей) стала матерью императора Гая Цезаря Августа Германика, более известного как Калигула. В историю она вошла, как Агриппина Старшая (хотя из трёх дочерей нашего героя, носивших это имя, была самой младшей).

А Агриппина Младшая, внучка Агриппы и сестра Калигулы, которой приписывали связь с братом – это мать Нерона. Она была убита по приказу сына, которого сделала императором. Интересно, что бабушкой Нерона по материнской линии была Антония Старшая – дочь Марка Антония и сестры Октавиана Августа.

Другая их дочь – Антония Младшая, стала матерью императора Клавдия, которого, как подозревали многие, отравила Агриппина Младшая – внучка Агриппы. Антония Младшая была также и бабушкой Калигулы.

Вот такая посмертная борьба развернулась в Риме между потомками Марка Випсания Агриппы и Марка Антония.
Автор:
Рыжов В. А.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх