ТопИстория

30 подписчиков

«И была в граде сеча зла и вне града тако же сеча велика». Как Тохтамыш сжёг Москву

«И была в граде сеча зла и вне града тако же сеча велика». Как Тохтамыш сжёг Москву

640 лет назад ордынский царь Тохтамыш сжёг Москву. Поход 1382 года привёл к восстановлению власти Золотой Орды над Владимиро-Московской Русью, которая после Куликовской битвы отказалась платить дань.

Тохтамыш


Тохтамыш был одним из потомков рода Джучи, старшего сына Чингисхана. Его отцом был Туй-Ходжи оглан, правитель Мангышлака (полуостров на восточном побережье Каспийского моря), влиятельный вельможа при хане Урусе. После того, как отец Тохтамыша был казнён по приказу хана за неповиновение, молодой царевич, спасая свою жизнь, в 1376 году бежал к самаркандскому правителю Тимуру (Тамерлану). Уже через год он при поддержке войск Железного хромца приступил к завоеванию Золотой Орды.

Золотая Орда была ослаблена длительным периодом смуты, и это облегчило задачу Тохтамыша. Царевич потерпел несколько поражений от армии Уруса. Но Тимур продолжал поддерживать своего протеже. После смерти Уруса (1377 год) Тохтамыш разгромил Темур-Мелика и стал правителем Белой Орды (восточная часть улуса Джучи) со столицей в Сыгнаке. Затем Тохтамыш начал войну с Мамаем и его ставленниками (они контролировали западную часть Орды).

Первоначально Тохтамыш не мог сломить могущественного Мамая. Однако во время Куликовской битвы Мамай потерял большую часть своей армии. В результате Москва помогла Тохтамышу сломить силу темника. Беклярбек смог собрать ещё одну армию, но она оказалась ненадежной. На р. Калке мурзы предали Мамая и перешли на сторону «законного царя» Тохтамыша. Мамай с казной бежал в Крым, но там его предали прежние союзники – генуэзцы. Ранее «всесильный» вельможа был убит. Тохтамыш захватил улус Мамая вплоть до Азова и занял царский трон в Сарае-Берке. Под властью нового царя оказался весь улус Джучи.

«И была в граде сеча зла и вне града тако же сеча велика». Как Тохтамыш сжёг Москву
Тохтамыш под Москвой. Лицевой летописный свод

Поход на Русь


Захватив ордынский престол, Тохтамыш, понятно, собирался восстановить власть Орды над Москвой. Это был вопрос престижа и дохода.

Ордынский царь (так называли правителей Орды на Руси) сообщил великому князю Владимирскому и Московскому Дмитрию Ивановичу Донскому и другим русским князьям о своей победе над Мамаем и своем воцарении. Тохтамыш выражал благодарность московскому князю за помощь в борьбе с «узурпатором» Мамаем. Теперь, когда в Сарае сел законный царь из рода Чингизидов, Русь по старинке снова должна платить «выход» (дань). Тохтамыш обещал Дмитрию Ивановичу свою милость и защиту от врагов (Великого княжества Литовского и Русского, которое было союзником Мамая). Русский великий князь встретил ордыснких послов милостиво, одарил их, выслал подарки царю, но от дани и покорности отклонился.

Летом 1381 года на Русь прибыло ещё одно ордынское посольство во главе с Ак-Хозю. Но посольство доехало только до Нижнего Новгорода. Видимо, ордынцы получили информацию, что князь Дмитрий настроен решительно и дани не даст. Посольство вернулось в Сарай несолоно хлебавши. В это же время великий князь решил пригласить в Москву митрополита киевского Киприана. Этот шаг суздальские князья Василий и Семён представили в Орде как союз Москвы с Литвой. Суздальские князья претендовали на ярлык на великое княжество Владимирское.

Тохтамыш принял решение, что пора наказать Москву. Летом 1382 года ордынская армия была сосредоточена в Волжской Булгарии. Русских гостей (купцов) в приволжских городах, чтобы избежать утечки информации, арестовали или перебили, их суда и товары захватили. Ордынцы форсировали Волгу и пошли «изгоном», то есть без обозов.

Золотоордынское войско обошло Рязанскую землю с юго-востока и вышло к Оке. Некоторые историки считают, что рязанский князь Олег, чтобы спасти свою землю от погрома, выразил почтение Тохтамышу и указал его войскам броды через Оку. Войска Тохтамыша, перейдя Оку, взяли Серпухов и направились на Москву,

«волости и сёла жгучи и воюючи, а род христианский секучи и убиваючи, а иные люди в полон емлючи».

Известие о вторжении большой вражеской армии, которое было получено от «некоторых доброхотящих, живущих в пределах татарских», застало Москву врасплох. Дмитрий Иванович сначала хотел вести московские полки навстречу ордынцам. Однако его дружины, как и дружины зависимых князей, понесли огромные потери в Куликовском сражении. В этот раз провести большую предварительную подготовку по сбору армии было сложно. Другие князья не успевали на помощь либо не спешили со сборами, не желая новой большой битвы. Поэтому великий князь ушёл на север, в Кострому, чтобы там собрать армию. Его двоюродный брат князь серпуховской и боровский Владимир Андреевич направился в Волок Ламский.

Москву и свою семью Дмитрий Иванович поручил митрополиту Киприану. Очевидно, великий князь был уверен в неприступности новых каменных стен города, построенных в 1367 году. К тому же стены были усилены дальнобойными самострелами и «тюфяками» (городская артиллерия). Лёгкая ордынская кавалерия не имела возможности взять такую первоклассную крепость. Город обладал достаточными запасами продовольствия, чтобы выдержать возможную осаду. Кроме того, ордынцы уже утрачивали навыки штурма сильных городов, предпочитая брать крепости внезапными атаками, либо брали дань и уходили.

Однако Киприан не обладал военными талантами. В городе не осталось опытных воевод, ушла с князем профессиональная часть его армии – дружина. Вслед за князем последовала большая часть бояр и служивых людей. В городе осталась меньшая часть бояр с челядью. А горожане без опытных командиров не смогли сами организовать сильную оборону.

Таким образом, Дмитрий Донской был уверен в неприступности Московской крепости, усиленной новым оружием – артиллерией. Численность московского ополчения была достаточной для обороны, чтобы отразить первый натиск противника. Ордынская кавалерия без осадной техники не могла взять первоклассную крепость. Если же враг решился бы на осаду, то великий князь вскоре привёл армию и стал бы угрожать ордынцам с тылу либо начал сражение. Противник бы оказывался между молотом и наковальней.

«И была в граде сеча зла и вне града тако же сеча велика». Как Тохтамыш сжёг Москву
Остей ведёт переговоры с ордынцами. Лицевой летописный свод

Штурм Москвы


Однако план был хорош лишь в теории. Отбытие из Москвы князя, дружины и большей части служилых людей вызвало панику. В городе, куда сбежалась масса народу из окрестных селений, начались беспорядки. Одни москвичи требовали закрыть ворота и обороняться, другие предлагали немедленно бежать. На стихийном вече решили никого из города не выпускать. Толпа погромила боярские усадьбы, захватила вино и мёд. Началось повальное пьянство. Киприан совладать с ситуацией не смог. Митрополит с великокняжеской семьёй смог бежать из города. Княгиня Евдокия с семьей поехала к мужу в Кострому, а Киприан – в Тверь.

Оборону города попытался организовать литовский князь, внук Ольгерда Остей, который состоял на русской службе. Историкам неизвестно, чьим сыном был Остей. Возможно, Остей был сыном одного из двух братьев Ольгердовичей, сыновей знаменитого Ольгерда, сына Гедимина – Андрея и Дмитрия, героев Куликовской битвы. Остей сумел навести в городе относительный порядок, назначил командиров на участках обороны. Под его началом горожане выжгли деревянные посады, подготовили стены и башни к обороне, заготовили камни, смолу и деготь.

23 августа 1382 года передовые отряды ордынцев вышли к Москве. Осады не было. Ордынцы кружили вокруг города, грабили и жгли окрестные селения. Несколько степняков подъехали к стенам, осведомились в городе ли великий князь. Получили отрицательный ответ. Москвичи традиционно осыпали врага бранью.

Утром 24 августа к Москве вышли основные силы ордынского царя. Обстреляв город, ордынцы бросились на штурм, проверяя силы врага и надеясь взять крепость с ходу. Москвичи отразили все атаки с большим уроном для нападающих. Врага били из пушек-тюфяков, крепостных больших самострелов, луков, сбивали со стен камнями и бревнами, поливали кипятком и смолой. Стены Московского Кремля, при наличии большого гарнизона и оружия, были неприступны. 25 августа ордынцы снова попытались взять город, но все их атаки были отбиты.

Ордынцы делали ставку на внезапность похода, собирались нанести массированный удар по не готовому к сражению противнику. Армия Тохтамыша, не имея осадной техники и не зная, где русские полки, которые в любое время могли появиться в тылу, не могла тратить время на осаду.

Князь Дмитрий и Владимир собирали полки и ополчение. Крестьяне сами собирались в отряды, уничтожали отдельные вражеские подразделения. То есть ситуация с каждым днем менялась в пользу русского великого князя.

Разорение города


Тогда ордынцы пошли на военную хитрость. 26 августа к городу подошла мирная делегация. Суздальско-нижегордские князья Василий и Семён Дмитриевичи, которые были родными братьями великой княгини Евдокии, сообщили, что ордынский царь предлагает почётный мир. Мол, Тохтамыш пришёл воевать Дмитрия, а горожане ни в чём не повинны. Но горожане должны открыть ворота, выйти навстречу с почестями и дарами и впустить татарское посольство внутрь города. Княжичи клялись:

«Верьте нам, мы ваши князья христианские, вам в том клянёмся».

Верить врагу было глупо. Однако москвичи, которые успешно отразили все вражеские атаки и хорошо отметившие это дело, разум утратили. Условия Тохтамыша приняли.

Ордынское посольство вышла встречать почётная делегация во главе с князем Остеем, духовенством, знатными и простыми людьми. Ордынцы же заранее готовились к бою. Они порубили встречающих их хлебом солью, ворвались в незащищённые ворота. Началась бойня:

«И была в граде сеча зла и вне града тако же сеча велика. И до тех пор секли, пока руки и плечи их не ослабли и не обессилели они».

Москва пала. Ордынцы захватили великокняжескую казну, разграбили храмы. Город сожгли. Всё население Москвы было перебито, погибло в огне или уведено в полон.

Только погибших насчитали 24 тыс. человек. Погибли бесценные культурные ценности. Так, храмы были доверху наполнены рукописями, летописями. Всё сгорело. Когда великий князь Дмитрий вернулся в стольный град, то увидел только «дым, пепел, землю окровавленную, трупы и пустые обгорелые церкви».

На обратном пути армия Тохтамыша шла облавой. Ордынские отряды разорили Владимир, Звенигород, Можайск, Юрьев и Переяславль. Тохтамыш запретил трогать Тверское княжество, враждебное Москве. Один из ордынских отрядов подошёл к Волоку Ламскому, где стоял князь Владимир Храбрый. Он разгромил противника. Многих ордынцев захватили в плен. После этого ордынцы прекратили грабить русские земли и, опасаясь полков Владимира и Дмитрия, быстро собрались в единое войско и ушли. На обратном пути татары разорили Коломну и Рязанщину. В Орду Тохтамыш пришёл с огромной добычей и полоном, укрепив свою власть.

Осенью 1382 года в Москву прибыли послы Тохтамыша с предложением мира. Весной 1383 года государь Дмитрий отправил в Орду своего старшего сына Василия в качестве заложника. Тохтамыш отдал ярлык на Великое княжение Дмитрию Ивановичу, хотя его просил себе Михаил Тверской и Борис Городецкий. Московско-Владимирская Русь вновь была вынуждены платить дань царям Орды и выполнять воинскую повинность (отправлять русские дружины на помощь Орде). Так, русские дружины воевали на стороне Тохтамыша в его борьбе с Тимуром. Несмотря на выжженную Москву, которую быстро отстроили, Дмитрий Донской сохранил первенство Москвы в Русской земле.

«И была в граде сеча зла и вне града тако же сеча велика». Как Тохтамыш сжёг Москву
Разорение Москвы Тохтамышем в 1382 году. Лицевой летописный свод
Автор:
Самсонов Александр
Использованы фотографии:
https://ru.wikipedia.org/
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх