ТопИстория

30 подписчиков

Как польско-литовская армия гетмана Ходкевича прорывалась в Москву

Как польско-литовская армия гетмана Ходкевича прорывалась в Москву

Князь Пожарский во главе ополчения. Хромолитография по картине Т. Крылова. 1910 г.

Общая ситуация


Первое земское ополчение под началом рязанского воеводы Прокопия Ляпунова, созданное для освобождения Москвы от захватчиков, решить основную задачу не смогло. Оно подошло к столице, когда Московское восстание против интервентов и их местных пособников потерпело поражение. Большая часть города в ходе упорных боев была сожжена. Ополчение блокировало столицу. Однако в ходе борьбы за власть и противоречий между казаками со служилыми дворянами погиб Ляпунов. Часть ополчения разошлась по домам. Казаки под началом атамана Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого остались у Москвы. Они имели свои лагеря-«таборы».

Тогда знамя народно-освободительной войны поднял Нижний Новгород. Нижегородский земской староста Кузьма Минин в октябре 1611 года обратился к горожанам с призывом создать новое народное ополчение. Многие нижегородцы добровольно отдали на формирование земского войска «третью деньгу», то есть треть своего имущества. Также был объявлен принудительный налог со всех горожан: каждый из них должен был внести в казну ополчения пятую часть своих доходов от промышленной, промысловой и торговой деятельности.

Созданный в городе «Совет всея земли» по сути дела стал временным правительством Русского царства (в этот период в стране было несколько центров власти). По совету Минина на должность главного воеводы ополчения был приглашен князь Дмитрий Михайлович Пожарский, который ранее уже успешно боролся с захватчиками.

Пожарский возглавил ополчение, занимался военными делами. Миних ведал хозяйством, казной, тылом в целом. В начале марта 1612 года ополчение выступило в поход. Перед этим князь Пожарский послал конный отряд под командованием своего двоюродного брата князя Дмитрия Лопату-Пожарского занять Ярославль. По пути отдельными отрядами занимались города – Кострома, Суздаль и ряд других. В Ярославле ополчение задержалось на целых четыре месяца.

В сущности, в это время Ярославль был столицей России. Велись переговоры с иностранными державами, городами, пополнялось войско. Были установлены связи с Русским Севером (Поморье), поволжскими и сибирскими городами. В городе был создан Денежный двор, работали приказы, включая Посольский.

За время «ярославского сидения» второе ополчение значительно укрепило свои силы. Пожарский и Минин имели свыше 10 тыс. служилых поместных людей (дворян), до 3 тыс. казаков, не менее 1 тыс. стрельцов и большое число «даточных людей» (мобилизованных крестьян). Кроме того, отдельные отряды были направлены из Ярославля по стране для борьбы с поляками, шведами и бандформированиями.

«Совет всея земля» не смог договориться с остатками первого ополчения во главе с Заруцким и Трубецким. Они пытались сохранить ведущие позиции в борьбе за Москву. Атаман Заруцкий даже пытался убить Пожарского, но покушение провалилось. После этой неудачи атаман бежал из-под Москвы.

Как польско-литовская армия гетмана Ходкевича прорывалась в Москву

А. Д. Кившенко. Воззвание Кузьмы Минина к нижегородцам. 1611 г.

Под Москвой


Земская рать выступила из Ярославля 27 июля (6 августа) 1612 года с получением известия о том, что польский король отправил на выручку московскому польскому гарнизону 12-тысячное войско во главе с гетманом литовским Яном Каролем Ходкевичем. Необходимо было опередить противника. Пожарский направил к Москве конницу князя Василия Туренина, чтобы она заняла Чертольские ворота.

20 (30) августа 1612 года основные силы ополчения с обозами и артиллерией достигли столицы. Главными воеводами земской рати были князь Пожарский, Минин, князь Иван Андреевич Хованский-Большой и князь Лопата Пожарский. Во время похода к ополчению не раз приезжали казаки из подмосковных «таборов» с целью выяснить, не затевается ли что-нибудь против них. Вожди ополчения принимали таких посланцев неизменно приветливо, одаривали деньгами и сукном и отпускали назад под Москву. Пожарский с Мининым после ухода Заруцкого планировали договориться с подмосковными «таборами» о совместных действиях. Провели переговоры с Трубецким, но общий язык найти не удалось.

Трубецкой имел под своим командованием 3–4 тыс. человек (по другим данным – около 2,5 тыс.). Князь предлагал разместить ополчение в стане у Крымского двора, около Крымского моста. Казаки стояли здесь уже больше года, укрепили свой Яузский острог валами. Здесь имелось много пустых строений и землянок, после ухода части ополчения. Но по старой традиции в этом лагере Пожарскому пришлось бы подчиняться Трубецкому, тот был боярином, а предводитель второго ополчения – только стольником. Также в стане Трубецкого царил дух казацкой вольницы, что могло привести к быстрому разложению второго ополчения, к конфликтам между дворянами и казаками (что произошло с первым).

Кроме того, лагерь казаков располагался на востоке, а противника ждали на западе. Пожарский не пожелал объединять ополчения, что могло привести к беспорядку, утрате боеспособности ополчения, и решил дать бой полякам. Второе ополчение стало у Арбатских и Чертольских ворот. Польско-литовской армии закрыли дорогу в Кремль и Китай-город, где сидел 3-тысячный гарнизон полковника Струся.

Как польско-литовская армия гетмана Ходкевича прорывалась в Москву

Гетман великий литовский Ян Кароль Ходкевич (1560–1621) на картине Леона Каплинского

Польские силы


Почти одновременно со вторым ополчением к Москве подошли польско-литовские войска. Польский король Сигизмунд II и королевич Владислав с канцлером Сапегой сами хотели идти на Москву, но из-за нехватки денег не смогли собрать большую армию. Под их началом было несколько тысяч солдат, двигались медленно, ждали шляхетское ополчение.

Осенью 1611 года на помощь гарнизону в Москве направили корпус великого литовского гетмана Ходкевича. Он должен был привести подкрепления и решить задачу снабжения блокированного отряда. В октябре и декабре 1611 года поляки дважды пробивались в Кремль, доставляли припасы. В 1612 году такие рейды повторялись дважды. Очередной прорыв наметили на конец августа – начало сентября.

Ходкевич собрал большой обоз с провиантом. Прибыло подкрепление – сильные литовские отряды Корецкого, Неверовского, Млоцкого, Граевского и Величинского. Также несколько тысяч русских запорожских казаков Наливайко, Зборовского и Ширяя (Малая Русь тогда была частью Речи Посполитой). Имелось около 1,5 тыс. пехоты, в основном немецкие, венгерские, польские и прочие наемники. Всего около 12–14 тыс. бойцов, не считая обозной челяди. Кремлёвский гарнизон должен был сделать вылазку навстречу удару великого гетмана.

Таким образом, основную часть польско-литовской армии составляла конница, польская и литовская шляхта, венгры и казаки (запорожцы и черкасы). Личная дружина Ходкевича насчитывала 2 тыс. бойцов. Пехоты было мало, явно недостаточно для прорыва московских укреплений. Силой польской армии был его профессионализм и хорошее вооружение. Это были профессиональные воины и наемники, умеющие сражаться в строю. Они имели на вооружении ружья, сабли, копья, пики, стальные доспехи. Сам гетман был талантливым и опытным полководцем, который имел за плечами победы над шведами и славную репутацию в Европе. Остальные польские и казачьи командиры также были опытными.

Как польско-литовская армия гетмана Ходкевича прорывалась в Москву

Гусар. Юзеф Брандт

Подготовка к битве


Силы Пожарского и Минина опередили врага всего на день. Командующий расположил свои войска у стен Белого города по Земляному валу, господствовавшему над близлежащей местностью. На левом фланге, который у Чертольских ворот и у Алексеевской башни примыкал непосредственно к Москве-реке, занял оборону отряд под начальством князя Туренина. На правом фланге ополчения стоял отряд Дмитриева и Левашова, укрепившийся у Петровских ворот. Тверские ворота прикрывал отряд князя Лопаты Пожарского.

Больше всего военного опыта и лучшее вооружение имел отряд служилых смоленских дворян, которые после падения Смоленска ушли с семьями в Арзамасский уезд, а затем присоединились к ополчению. Хорошо вооружены и снаряжены были нижегородские ратники, постарался Минин. Также имели хорошее вооружение некоторые казачьи сотни и стрельцы. Остальные

«мнозии ж от казатцкову чину и всякие черные люди не имущие… токмо едину пищаль да пороховницу у себя имущие»,
«ови убо боси, инии же нази».

Однако боевой дух был у всех высоким, ополченцы дали клятву:

«Стояти под Москвою и страдати всем... и битись до смерти».

Положение второго ополчения осложнялось тем, что не было полного согласия с «таборами» казаков Трубецкого. Казаки могли прийти на помощь Пожарскому, а могли остаться в стороне.

Таким образом, количественно силы были примерно равны. Около 12 тыс. у Ходкевича, 3 тыс. в гарнизоне Москвы. Под началом Пожарского – от 8 до 10 тыс. бойцов (по другим данным – более 14 тыс.) и Трубецкого 2,5–4 тыс. Поляки имели преимущество в числе профессиональных воинов, в коннице, в вооружении и опытных командиров. Они знали о своём преимуществе. Пан Будила с издевкой писал Пожарскому:

«Лучше ты, Пожарский, отпусти к сохам своих людей».

С другой стороны, польско-литовские войска не желали биться до конца, а в разорённой и сожженной Москве их ждала не богатая добыча, а кровавый бой. Польский гарнизон в Кремле и Китай-городе был истощен голодом, особой помощи оказать не мог.

Русское командование, исходя из этих условий, разумно выбрало оборонительную тактику. Нужно было максимально использовать своё преимущество (многочисленная пехота, укрепления – полевые и городские) и не дать врагам использовать своё – польско-литовская, венгерская и казачья конница на открытом месте имела полное превосходство над ополчением. Каменные стены Белого города и Земляной город господствовали над местностью. Для стрельцов соорудили дополнительные земляные укрепления, окопы. Часть стрелков и пушки расположили на стенах Белого города. До глубокой ночи даточные люди и оставшиеся горожане строили и обновляли укрепления – частокол и ров.

Опытный военачальник Пожарский верно определил, что противник будет прорываться от Новодевичьего монастыря, и расположил на этом направлении главные силы, постарался как можно сильнее укрепиться. Также командующий выделил сильные сторожевые отряды, которые наблюдали за выходами из Китай-города и Кремля, чтобы отразить нападение польского гарнизона.

С Трубецким удалось договориться, что он будет оборонять Замоскворечье. Пожарский выделил Трубецкому на помощь 5 отборных конных сотен. Казаки стояли в юго-восточной части города, имея главные укрепленные «таборы» у Яузских ворот и на Воронцовском поле. Казаки имели возможность атаковать фланг и тыл противника из Замоскворечья. Также казаки имели острожки-укрепления против польского гарнизона в Китай-городе. Связующим звеном между остатками первого ополчения и вторым – был отряд Туренина.

Как польско-литовская армия гетмана Ходкевича прорывалась в Москву

Знамя князя Пожарского. 1612 г.

Начало битвы


Русская разведка вовремя обнаружила приближение вражеской армии к Москве. Застигнуть врасплох ополчение противнику не удалось. Утром 21 (31) августа польско-литовские войска вышли к Поклонной горе, в семи верстах от Москвы. Вечером войско гетмана разбило стан.

Поляки в Москве заметили приближение гетманского войска с колокольни Ивана Великого. Струсь и Будила привели свои полки в боевую готовность. Польские лазутчики в тот же день проникли в город и сообщили Струсю план гетмана на предстоящее сражение. Предполагалось, что в то время, как войска Ходкевича атакуют русских, осажденный гарнизон должен выйти из-за крепостных стен и ударить в тыл противника.

Гетман, как и предполагалось русским командованием, решил наступать по Смоленской дороге в направлении Чертольских и Арбатских ворот. Навстречу врагу к Новодевичьему монастырю командование ополчения выдвинуло конницу, а пехота готовилась встретить врага на валу Земляного города. Были усилены отряды, которые наблюдали за западной частью Кремля. Часть стрельцов и артиллерии Пожарский оставил против возможных вылазок осажденного Московского гарнизона. Казаки Трубецкого выступили к Крымскому двору, расположенному недалеко от Калужских ворот, закрывая путь врагу в Замоскворечье. Направленный вечером в помощь Трубецкому конный отряд занял позицию на правом берегу Москвы-реки южнее Крымского двора.

К утру 22 августа (1 сентября) польско-литовское войско перешло Москву-реку у Новодевичьего монастыря и изготовилось к бою. Сражение завязали конные сотни. Имея значительное превосходство в кавалерии, Ходкевич бросил свои отряды против сотен русских, приготовившихся к бою в районе Девичьего поля. Польско-литовской тяжелой кавалерии противостояла хуже вооруженная, но более мобильная русская конница. Бой был упорный. Обе стороны атаковали и контратаковали, теснили друг друга. Гетману пришлось направить на помощь своей коннице часть пехоты. Русские войска отступили к Чертольским воротам.

Противник вышел к валам Земляного города и с ходу пошёл на приступ. Наемники сбили ополченцев с вала, хотя и понесли заметные потери. Русские войска отступили в пределы города, где бой шёл уже среди развалин. Главный удар поляки нанесли по левому флангу, прижимая наши войска к реке. Русская пехота и спешенная конница в развалинах города среди имеющихся здесь полевых укреплений сумела сдержать натиск гетманской конной рати, утратившей здесь свои преимущества. Шёл ближний бой: стрелки били по противнику из развалин и окопов, сходились врукопашную.

В разгар сражения московский гарнизон попытался ударить в тыл ополчению и соединиться с силами гетмана. Однако сторожевые отряды и пришедший им на помощь тыловой отряд на направлении Чертольских ворот встретили эту атаку. В этом бою пал любимый племянник Минина – бесстрашный воин Фотим Еремкин. После яростного боя ополченцы загнали поляков обратно в Кремль. Провалилась вылазка противника и у Водяных ворот. Интервенты понесли большие потери. Как отмечал Будило,

«в то время несчастные осажденные понесли такой урон, как никогда».

Польско-литовские войска упорно продолжали штурм, тесня наши войска. Трубецкой атаковать врага не спешил. Во второй половине дня конные сотни, посланные на помощь первому ополчению, без приказа вернулись назад и ударили по врагу. За ними последовали некоторые казачьи отряды. Перед выступлением они заявили Трубецкому, что

«в вашей нелюбви Московскому государству и ратным людям пагуба только чинится. Почему не помогаешь погибающим?»

С помощью свежих подкреплений натиск противника остановили. Гетман, видя, что с ходу сломить сопротивление противника, как планировали, не получилось, отвёл войск на Воробьевы горы. Поляки оставили на поле боя свыше тысячи убитых. Еще больше было раненых. На следующий день Ходкевич решил продолжить сражение.

Как польско-литовская армия гетмана Ходкевича прорывалась в Москву

Источник карты: Л. Г. Бескровный. Атлас карт и схем по русской военной истории. М., 1946

Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Использованы фотографии:
https://ru.wikipedia.org/, https://encyclopedia.mil.ru/
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх