На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ТопИстория

34 подписчика

Феодальная Россия и модернизация XVII века

Феодальная Россия и модернизация XVII века

Всехвятский мост и Кремль конца XVII в. Худ. А. Васнецов. ХХ в.\

В двух предыдущих статьях я описал взаимосвязанную ситуацию, сопряженную с внешним военным фактором, и становлением русского феодализма, возникновения класса феодалов и крестьян. Но еще один, важный фактор, определивший специфику развития русского феодализма, не был освещен в этих статьях.

В России XVII века на повестке дня стояли реформы или то, что традиционно называют модернизацией. Эти преобразования необходимо было проводить в обществе, только что оформившемся как феодальное. Где «закрепощение» ознаменовало создание феодализма и феодального государства в то время, как многие европейские государства стояли на этапе перехода к капитализму. Поэтому мы и наблюдаем существенную разницу в развитии технологий и экономики.

Славянский патриот Юрий Крижанич подробно рассказал об экономической ситуации в стране, считая её «отставанием».

Я уже не раз писал о том, что это было не совсем отставание. Это отставание было только в сравнении с идущим впереди европейским западом. Россия в XVII веке как нельзя лучше соответствовала той стадии социального развития, который именуется феодализмом. Конечно, не без поправки на зону рискованного земледелия, в котором находилась страна, или мачеху-природу.

Вот его ключевые черты: слабое развитие местной торговля и практически отсутствие международной. Вывоз сырья происходит по нужде, а не из-за излишков (пшеница, рожь, кожа, воск, икра). Из-за слабого развития финансов, господствующее положение в торговле занимали иностранные купцы. Нет добычи руд, на крайне низком производительном уровне находилось ремесло и основа страны – сельское хозяйство. И это всё в стране с огромной и незаселенной территорией, пишет Крижанич, находящейся под постоянной угрозой со стороны кочевников.


Московская улица XVII в. Худ. А. Рябушин. ХIX в.

И почти полное отсутствие современных технологий, прежде всего военных. И как технологиям неоткуда было взяться в раннефеодальной Европе, так и в России начала XVII века никакие силы создать их не могли, социальная структура общества была к этому ещё не готова.


Вешний поезд царицы на богомолье при царе Алексее Михайловиче. Худ. В. Шварц XIX в.

И путь был один: заимствовать. Заимствование более совершенных технологий прежде всего в военном деле начались ещё при Иване III, и они не прекращались никогда. То, что традиционно называют в историографии и в публицистике «модернизацией» в XVII веке, было на самом деле «тотальным заимствованием».

Модернизировать особо было нечего, в России не было ни одного «завода» или «фабрики», точнее – мануфактуры, не было ни карт, ни бумаги, ни ядер, ни шпаг, ни тканей для одежды армии. Ни ученых, ни науки, ни просто светского образования, даже уровень знаний священников был крайне низким и ограничивался схоластическим исполнением обрядов и т. д. и т. п. Такая же ситуация в ключевой экономической отрасли России – сельском хозяйстве, построенном на принципах натурального ведения хозяйства.


Книжная лавка на Спасском мосту в Москве. Худ. А. Васнецов. ХХ в.

Важно понимать, о чём мы уже писали, алгоритмов проведения изменений не было, это был интуитивный путь. Одновременно государству необходимо было решать огромное множество задач.

Да что говорить о заимствовании в области вооружения, когда и для оформления первого феодального законодательства, Соборного Уложения 1649 года, как образец и план был использован, написанный на руськой мове, Литовский статут 1588 года.

«Пороховая революция» и «тотальное заимствование»


«Военная революция» или «Великая пороховая революция», о которой мы уже писали, в Западной Европе на рубеже конца Средневековья и начала Нового времени привела к комплексному подходу в управлении армией и ведению боевых действий, где основным действующим лицом стал солдат, беспрекословно выполняющий приказы и вооруженный огнестрельным оружием. Такая ситуация на поле боя просуществует практически без изменений до французской революции.

«Военная революция», по мнению ряда исследователей, привела к военному превосходству стран, где она произошла, что демонстрировала даже периферийная Швеция, захватившая практически всё побережье Балтийского моря и громившая имперские войска в Германии во время 30-летней войны 1618–1648 гг.

Поэтому первым русским царям из рода Романовых и их окружению одновременно с формированием государства предстояло решать вопрос технологического тотального заимствования.

Только что, с таким трудом сформировавшаеся естественным путём система феодального ополчения уже не соответствовала требованиям современной войны:

А учение у них к бою против рейтарского не бывает, – писал беглый дьяк Григорий Котошихин, – и строю никакого не знают; кто под которым знаменем написан, и по тому и едет без строя.

Фактор несоответствия социального устройства общества технологическим заимствованиям станет определяющим в развитии страны с этого периода.

Это дало повод говорить о России, как стране с «догоняющим типом развития».

Еще раз о русском феодализме


Потребность в технологиях и давление со стороны технологически более развитых стран, существенно повлияли и придали специфические черты развитию феодализма в России. Именно поэтому мы и не видим в России ряда европейских феодальных институций, т. к. его генезис происходил в иных материальных условиях.

Европейский рыцарь формировался в условиях боя с использованием исключительно холодного оружия, сражался, по сути, в одиночку, что накладывало определенный стиль поведения на феодалов и сформировало рыцарскую этику, менталитет, со всеми вытекающими последствиями. В то время как формирование «русского рыцаря» происходило в условиях огнестрельного боя, когда на смену индивидуальному мастерству и поединку пришло столкновение дисциплинированных солдат. Дворянское ополчение к середине XVII века было поголовно вооружено огнестрельным оружием, но не обладало новыми военными знаниями и навыками. Так противостояние поместного ополчения с полками иноземного или нового строя не дало возможности взять Смоленск в 1632–1634 гг.


Боярин Худ. П. Чистяков. ХIХ в.

Важнейшим фактором овладения новыми военными технологиями, под которыми мы подразумеваем прежде всего систему управления и боя, вызванную «пороховой революцией», было наличие наемных иностранных специалистов, которые возглавляли новые подразделения и обучали их. Даже в обороне Албазина на Амуре от войск цинского Китая в 1686 года участвовал казачий голова, немец А. Бейтон. А уровень представления о военных технологях описал в своём дневнике шотландский наёмник Патрик Гордон, будущий сподвижник Петра I. Боярин И. Д. Милославский проверял иностранных офицеров не на знания и умения управлять подразделениями, а на «экзерциции» с копьями и мушкетами.

Посол Мейерберг насчитал в Москве в 1662 году сто полковников, ещё больше подполковников и майоров, бесчисленное число капитанов и прапорщиков, было два полных генерала и два генерал-майора из Германии, Голландии, Англии и особенно из Шотландии. Доля русских командиров в пехотных и рейтарских полках составляла 23 %.

Первоначально создание новых частей, например солдатских, происходило на временной основе, а качество солдат уступало тем же стрельцам. Также временно набирали и драгунов в Комаринской и Воронежской области, Лебедянском уезде. На протяжении всего XVII века наряду со старой системой формирования вооруженных сил за счет выступающих совместно дворянских «городов» (сотенная система) идёт формирование единообразных рейтарских полков, куда набирают «городских казаков» и малообеспеченных дворян; создаются по польским образцам полки тяжелой гусарской конницы.

Но все эти изменения происходят с большим трудом, что отмечают все историки-специалисты по военному строительству и армии XVII в. Полки нового строя могли содержать только в военное время, тогда как поместная конница, условно говоря, находится на самообеспечении.

Мануфактура и технологии


Заимствования были остро необходимо и в области «промышленного» производства. Они начались с найма огромного количества разных специалистов по всевозможным специальностям, отсутствующим на Русии. Ну и, конечно же, по производству вооружения и его составляющих. Попытка расширить производства железа на крайне примитивных рукодутных заводах в 20-е гг. не принесла успеха. При крайнем дефиците средств, закупки качественного железа и предметов из него производилась за рубежом по завышенной цене. Так, в Швеции купцом К. Демуленом было приобретено пушек на 17 тыс. руб., в 1629 году ядра были куплены по цене 60 коп. за ядро. Шпаги, мушкеты, прочее оружие покупались в Швеции, Англии и Голландии.


Пистолет. Зюль. Тюрингия. 1660-е гг. ГИМ. Москва. Россия. Фото автора.

Поэтому правительство пошло на полное заимствование в этой сфере, позволив трем иностранным купцам в 1632 году построить вододействующие мануфактуры, полностью, говоря современным языком, на иностранных технологиях, где вместо ручных мехов использовалась энергия воды: вододействующие молоты и высокая домна.


Пушечный двор на Неглинной. Худ. А. Васнецов

В Европе, откуда они были заимствованы, они возникли естественным путём из мелкого производства. Мануфактуры были построены вначале голландцами Андреасом Виниусом и Петром Марселисом в Туле, а затем под Москвой, в Кашире и Боровске. То есть в районе добыче качественных железных руд. Урал пока не был исследован на предмет наличия руд. С 80-х годов железоделательные заводы создаются в Олонецком крае. Всего иностранцами было построено 12 таких заводов. В 20-х гг. и архаический Пушечный двор в Москве был с помощью иностранных мастеров переделан в вододействующий завод.

Большинство рабочих на этих заводах даже в 90-е годы были иностранцами. Все предприятия работали на казну, точнее – на военное ведомство: за это время, к 80-м гг. цены на пуд пушечного чугуна упали с 70 до 30 коп, за ядро – с 40 до 20 коп., выросло в цене только дощатое железо для карабинов. Производство настолько расширилось, что уже с 40-х годов XVII века начался небольшой экспорт пушек.

Такую же ситуацию мы наблюдаем во всех остальных отраслях хозяйства, заимствования идут везде. Показательно, что если в Европе прялка с колесом, которую многие еще застали у своих бабушек в ХХ веке, стала внедряться в XIV–XV вв., то в России смена прялки с веретеном на прялку с колесом только началась в конце XVII века с помощью нанятых польских ремесленников.

Голландцы создают ряд производств, построенных на «современных» технологиях, не доступных российским ремесленникам: кожевенное, стекольное и поташное, построили канатную мануфактуру. С помощью садовников из «немцев» создается правильное садоводство и заводились «аптекарские огороды».

Среди высших сановников было понимание, что «технологии» основаны на знаниях и требуют создание школ и изучения языков. Так, фаворит царя Ф. М. Ртищев (1626–1673) при помощи монахов из Киева лично создал светскую школу.

Вместе с западными технологиями пришла и мода, всевозможные бытовые материальные удобства, которых не было даже во дворце. Поклонниками их были и дядя царя, неоднозначная личность, руководитель страны при малолетнем царе Алексее и покровитель иностранных купцов, Б. И. Морозов (1591–1661) и его сподвижник, посетивший Голландию, стольник И. Д. Милославский (1595–1662) и фаворит царицы Софьи, князь В. В. Голицын (1643–1714), имевший «самый европейский дворец» в Европе.

Финансы феодальной страны


Но на заимствование технологий, содержание армии и постройку оборонных сооружений требовались огромные ресурсы. Показательно, что в Русии-России начала феодализма, общего бюджета не существовало, а каждый приказ занимался своим финансированием и распределением расходов, давал в долг нуждающимся приказам.


В приказе московского времени. Худ. С. Иванов. XIX в.

Вдобавок ко всему в России попросту не было своих денег, то есть, конечно, было и название, и были обменные единицы, но не было эмиссии. Из-за отсутствия серебра правительство закупало серебро (русские «ефимки», талеры) за рубежом и перебивало монеты. Именно из-за этого в период польской войны правительство вынужденно было ввести в оборот медные деньги. Что было совершенно логично и оправдано, но корысть высших сановников привела к их обесцениванию. Это, в свою очередь вызвало медный бунт 1662 г. Очевидно, что такая же ситуация непосредственным образом влияло и на товарооборот страны, когда из-за отсутствия внутренней эмиссии, купцы превращались в агентов иностранных купцов, которые имели серебряные деньги, «доллары» того периода.

Эта зависимость способствовала периодическим выдачам монополий иностранным купцам (англичанам), которые были крайне тягостны для русских. Политика меркантилизма европейских стран больно била по русской торговле. Случалось, что в условиях острой потребности в деньгах, правительство, назначило двойную пошлину на иностранные товары, рекомендую им компенсировать всё за счёт русских купцов.

Какой итог?


Общеизвестный факт, что эти технологические заимствования не достигли результата. Правда, существует мнение о том, что они были предтечей «модернизации» Петра I, без которой она была бы невозможна. Причин, почему это заимствования не были доведены до конца, несколько, и они взаимосвязаны.

Во-первых, она проходила в условиях раннего феодализма, с соответствующими ментальными представлениями, где в христианском обществе заимствования могли привести и к потере души, как в случае с табаком, когда его разрешили, а потом запретили.

Во-вторых, в период, когда только выстраивалась и система управления, и налогообложения, отсюда и чехарда в единицах или объектах обложения, усиливающаяся экстраординарными и косвенными налогами, невзирая на обильность страны, по мнению иностранцев, это было тяжелейшим бременем для тяглового населения, налогоплательщиков.

Показательна собственно система управления – приказная – несмотря на ее разветвленность, все приказы создавались по случаю, т. е. по мере возникновения потребности в регулирование того или иного направления государственной деятельности, поэтому все рядом существовали Казанский или Костромской четверти (территориальный) и Разбойный или Сыскной (внутренние дела) приказы.

Для управленцев периода средневековой ментальности этот институт рассматривался не как отвлеченное «государственное учреждение», а как место для извлечения личной выгоды, по типу института кормления. Такие учреждения, развиваясь постепенно, конечно, достигли бы необходимого уровня, но только не в условиях внешних угроз, какие имела Россия. И это надо отчетливо понимать.

Эта система в XVII веке не смогла обеспечить должного контроля и финансирования в условиях модернизации.

Последним ключевым моментом был тот факт, что при полном осознании важности заимствования технологий, эта деятельность для монарха была далеко не основной, она поручалась отдельным деятелям, а цари продолжали управлять по старине, жить по старине, мыслить по старине, как будто бы без контроля первого лица эти изменения должны были произойти сами по себе. Чего как раз таки и не произошло. Как только прошла бурная эпоха войн с Польшей и Швецией, и производство, и армия стали терять свои качества, приобретенные с таким трудом.

В России, находящейся на феодальной стадии развития, по-другому быть и не могло. Общество могло прийти естественным путём к развитию технологий и производства, систем управления значительно позднее, но окружающие условия вынуждали осуществлять заимствование здесь и сейчас, когда, как отмечали иностранцы:

Вообще у русских нет недостатка в уме.

Продолжение следует…
Автор:
Ващенко Эдуард
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх