На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ТопИстория

34 подписчика

Каменное Средневековье: начало перемен

Каменное Средневековье: начало перемен
Роза в соборе Сент-Назер в Каркассоне. Фото автора

…начало, конец и средину времен,
смены поворотов и перемены времен.

Книга премудрости Соломона, 7:18

Рассказы по истории Средних веков. Сегодня мы продолжаем рассказ о профессиях Средневековья, связанных со строительством и отраженных в иллюстрациях «Книги двенадцати братьев. Ну а начать, наверное, нужно будет с напоминания о том, что ручной труд на строительстве замков и соборов, во-первых, требовал большого количества рабочих, а во-вторых, больших знаний от зодчих, которые полагалось хранить в тайне. Не принято было и афишировать и их имена.

Лишь в XIII веке появляются первые свидетельства об именах их строителей. Надпись в Реймсском соборе гласит, что его сооружение было начато в 1211 году Жаном из Орбе, а продолжено Жаном и Гоше из Реймса, тогда как над его фасадом с окном-розеткой трудился некий Бернар из Суассона. В соборе Парижской Богоматери можно найти надпись: «Мастер Жан из Шеля начал эту работу 11 февраля 1258 года».

Средневековые строители еще многого не знали и полагались на опыт и интуицию там, где нужен был только математический расчет. Особенно сложным считалось строительство сводов, секрет которых передавался из поколения в поколение. Считалось, что человек своими силами не в состоянии решить столь сложную задачу, как кладка надежного свода. За спиной удачливых строителей говорили, что они водят дружбу с самим дьяволом.

В Лотарингии, например, одного священника отлучили от церкви как еретика на том основании, что он спроектировал замечательный мост: на такое будто бы правоверный христианин был не способен. В других германских княжествах в готовое здание и вовсе бросали убитую собаку или петуха, а то даже и лошадь, лишь бы только умилостивить «дух места». Вот, оказывается, насколько сложна и нередко рискованна была работа строителя в Средние века.

В Испании, например, говорили: за строительство хорошего арочного моста лукавый обязательно потребует жертвы, а тот, кто осмелится пройти по нему, может погибнуть. Поэтому испанцы придумали уловку: они прогоняли через мост черную кошку, надеясь, что так они сумели обмануть нечистую силу.

Собор строили сразу несколько сотен человек. И понятно, что никто из строителей не работал бесплатно. Самую низшую группу составляли чернорабочие. Это были крестьяне, искавшие себе работу в городе, либо беглые крепостные. Они рыли котлован, носили землю, камни и раствор.

Значительно выше оценивался труд мастеровых: например, членов цеха каменотесов. Одни из них отбирали камни и подвергали их первичной обработке, другие вытесывали каменные блоки и занимались резьбой по камню. Особенно ценились скульпторы, украшавшие входы в храм узорами и статуями святых. Ведь тогда ворота в храм символизировали врата в Небесное Царство.

Свой цех составляли и каменщики. Строительные леса были высоки, забираться на них и работать на высоте, точно выкладывая арки и своды, было очень опасно. Чем выше росли стены собора, тем более тяжелой и сложной была работа строителей.

Нередко, помимо основного жалованья, каменщики получали премию за укладку замкового камня – последнего камня, замыкающего свод. Он был символом долговечности здания, поэтому на замковом камне Руансского собора в 1233 году была даже вырезана надпись: «Меня завершил Дюран».

Не меньшую роль играли и плотники. Они строили леса и сооружали из дерева огромную строительную ферму, поддерживающую каменный свод. Кузнецы поставляли строителям инструмент, гвозди, скобы, а литейщики отливали из свинца переплеты для витражей.

Очень важную работу выполняли и кровельщики, ведь самое красивое здание с протекающей крышей немного стоит.


Кровельщик. Хаймеранд Муллнер, член братства. На иллюстрации из «Книги двенадцати братьев» стоит на лестнице и покрывает крышу черепицей. 1537 год (Amb. 279.2° Folio 25 verso. Landauer I)

В Средние века крыши замков и соборов строители выкладывали из так называемого кровельного сланца – особого камня, легко расщеплявшегося на слои, из которых затем вытесывались плитки для кровли. Кстати, на крышах большинства башен крепости Каркассон крыши выложены именно из сланца.

Могли покрывать крышу и черепицей, ну а менее состоятельные домовладельцы даже в городе довольствовались крышами из камыша и соломы, точно так же, как и в деревенских домах.

Покрывали крыши и листами свинца. Это была очень прочная и водонепроницаемая крыша, но она требовала очень уж прочных деревянных перекрытий и стен, на которые они опирались, а кроме того, была еще и очень дорогой.


Наиболее часто встречавшиеся виды средневековой кровли: а – из сланца, б – из керамической черепицы, в – из камыша и соломы

Рабочий день длился почти 17 часов: зато праздничных дней, в которые никто не работал, было более 100 в году! Не работали и по воскресеньям. Поэтому иные ремесленники трудились над одним-единственным собором всю жизнь. Рекорд долгостроя побил Кёльнский собор, который с перерывами возводили 632 года!


Клаус, каменотес. На иллюстрации из «Книги двенадцати братьев» изображен с киркой в руках, то есть с 1425 года основной его рабочий инструмент совершенно не изменился за 125 лет! На полу лежат используемые им инструменты, ну а точность граней каменного блока мастер определяет с помощью деревянного угольника. 1550 год (Amb. 279.2° Folio 38 verso. Landauer I)

Прошло время, Средневековье как таковое закончилось, но инструменты каменотеса остались все те же, как, кстати, судя по иллюстрации, и приемы работы. Впрочем, если внешне вроде бы в работе каменотеса ничего и не поменялось, изменения на самом деле произошли очень большие.

Так, к концу Средних веков обтесывание камней значительно усложнилось и сделалось по-настоящему изощренным. Камнерез теперь в обязательном порядке стал высекать на камне свое клеймо, так называемое «клеймо поденщика», с помощью которого можно было с легкостью подсчитать его выработку и, следовательно, определить заработок. Другие отметки, так называемые «укладочные», стали показывать, куда и как следует уложить тот или иной обтесанный камень.

Отметим, что архитектура замков, равно как и церковных зданий, в каждой стране была своя. У замковых башен во Франции были в основном остроконечные крыши. Испанцы под влиянием мавров-мусульман широко использовали декоративную каменную и кирпичную отделку (например, каменные полусферы на округлых башнях).

А по архитектурным особенностям итальянских замков можно было судить о том, признают их владельцы власть германского императора в Италии или нет. Различить это можно было по зубцам на стене: в том случае, если один зубец от другого был отделен частью парапета с пазом, это означает, что симпатия хозяина замка находится на стороне императора.


Улица средневекового города. Рисунок современного художника

Ходить по грязным и узким улицам средневековых городов было не очень-то удобно и приятно. Сначала на них просто валили возы с сеном, чтобы люди сами втаптывали его в грязь. Но площадь перед ратушей и торговые ряды мостили камнем всегда.

Существовала даже особая специальность – бруковщика, мостившего улицы булыжником. И дело это было совсем не простое, а состояло из целого ряда операций, вот почему булыжные мостовые были довольно дороги. В них входили: подготовка основания, сортировка булыжника по высоте и ширине (в плане); укладка булыжника, расщебенка пустот, трамбовка, и наконец, засыпка песком и укатка.


Бруковщик Генрих, член братства. Изображен сидящим на табурете посреди еще не полностью замощенной улицы, он вбивает в землю булыжник ручкой молотка, а мастерок лежит от него справа. На заднем плане – большой дом со ступенчатым фронтоном. Правда, тогда еще мостили далеко не все улицы средневековых городов. Но постепенно замощенных улиц становилось все больше. 1456 год (Amb. 317.2° Folio 77 recto. Mendel I)

Однако важнее всего то, что на рубеже XV–XVI вв. на смену старым рыцарским замкам пришли роскошные замки и дворцы эпохи Ренессанса. Так, владельцы замка Лош в долине Луары также возвели вокруг донжона своего замка впечатляющую систему обороны: предусмотрели и дозорные башенки, и подъемные мосты, и решетки. Но сам внешний облик замка сильно изменился: от искусства обороняться люди переходили к искусству красиво жить.


Ханс, член братства, маляр и по совместительству забойщик свиней. На иллюстрации мы видим его при полном наборе инструментов: это мастерок, ведро для известки, кирка, топор, набор мерок для колбасы. Справа его помощник держит свинью (видна только его рука), предназначенную для забоя. То есть забой свиней был для маляров того времени вполне позволительным видом подработки, хотя в надписи под иллюстрацией об этом и не упоминается. Зато сзади изображен дом с лесами, шкивом и ящиками с раствором на заднем плане, а также его товарищем, который как раз тем и занимается, что белит стену. 1586 год (Amb. 317b.2° Folio 46 recto. Mendel II)

Оконные проемы теперь все чаще украшают орнаментом и двойными переплетами, а сами окна сделались значительно шире. Комнаты на верхних этажах стали меньшего размера, а двери приобрели декоративные арки. Во всех комнатах теперь устраиваются резные камины с колпаками, украшенными скульптурой.

На балки перекрытий, колонны, дверные проемы наносится позолота и росписи, а стены затягиваются большими красочными коврами и яркими гобеленами, расписываются фресками с изображениями сцен Священного Писания, рыцарских турниров и боев.

Жизнь изменялась довольно медленно, но верно…
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх